Белорусские актеры театра и кино Люди театра и кино Интервью, рецензии Ссылки Гостевая

   Карта сайта  Для писем  На главную
• БИОГРАФИЯ

• ТЕАТР

• КИНО

• ПРЕССА

• КОММЕНТАРИИ


Если Вы заметили неточность,
если Вы располагаете
дополнительными
сведениями, напишите
администрации
или оставьте
сообщение в Гостевой.
Спасибо.
  АКТРИСЫАСВЕТЛАНА АНИКЕЙ

Аникей Светлана Владимировна
Фото Александра Конотопа.
 Аникей Светлана Владимировна 
    Актриса с акцентами
     Валентин Пепеляев

Светлана Аникей - одна из ведущих актрис среднего поколения Национального академического театра им. Я.Купалы. Она неохотно рассказывает о себе, не раскрывает алхимии ремесла и не пытается быть интереснее, чем есть на самом деле. Больше всего она боится прослыть актрисой в жизни, считая, что водораздел между искусством и жизнью незыблем.

- Я никогда не думала, что попаду в Купаловский театр. Это был сеанс шоковой терапии. У нас на курсе работали Александр Гарцуев и Зоя Белохвостик. С их подачи я попала в театр, участвовала в независимом спектакле Александра Гарцуева «Дядя Ваня». После этого буквально заболела ролью Сонечки. Я вообще мало что мечтаю сыграть. Но, бывает, накапливается какая-то информация по поводу той или иной роли, начинаешь что-то понимать про героя. Был какой-то момент, когда я, даже забыв об этой пьесе, просто говорила ее словами. Со мной происходило что-то такое, что происходило с ней. На мой взгляд, каждый человек - хамелеон. Вот сейчас я даю интервью, отвечаю на вопросы, а завтра, может быть, захотела бы все сказать по-другому. Не потому, что я - актриса, а потому, что сегодня именно это считаю правдой.
- Вы чувствуете поддержку в театре от ваших учителей: Пинигина, Гарцуева, Белохвостик? Что меняется, когда ученица приходит в профессиональный театр?
- Долгое время у нас строились отношения по принципу «педагог - ученик». А сейчас они, конечно, перешли в другую стадию. Я чувствую, когда Александр Гарцуев берет меня в работу, он полностью доверяет мне. У Николая Пинигина совсем другой стиль. Я очень люблю его слушать и не задаю вопросов. Это совсем разные режиссерские подходы, но одинаково интересные. Чем мне нравится атмосфера в нашем театре: на работе сейчас все равны, все партнеры. Нет разделения на старших и младших. У меня много надежд связано с театром. Все, что сейчас происходит, несомненно, к лучшему.
- Светлана, мне показалось, что в популярном сейчас в среде интеллектуалов спектакле «Пить, петь, плакать» вы переигрываете своих партнеров.
- Спасибо большое, но я таких разговоров не люблю. Меня это немножко...
- Дергает?
- Дергает, да.
- Тогда у меня вопрос: для вас важна команда в спектакле или вы можете от нее абстрагироваться, выстроив свой рисунок роли?
- Нет, без актерской команды невозможно добиться результата и воздействовать на зрителя. Я люблю состояние высокой концентрации. Мне нравится, когда меня срочно вводят на какую-то роль. Этот процесс требует концентрированного состояния. Он учит распределяться и ставить акценты. Конечно, все зависит от режиссера, от того, насколько вы друг друга почувствуете.
- Можете вспомнить один из таких срочных вводов?
- «Войцек» немецкого режиссера Моники Добровлянской. Мне пришлось ввестись за 4 дня, и мы поехали на фестиваль в Санкт-Петербург. Мне приятно, что меня там отметили на обсуждении после спектакля. Никто не заметил, что это был ввод. Лично мне общение с Моникой многое дало. Но это уже касается моей актерской кухни и специфики моего существования на сцене, я об этом не очень хочу говорить. Это мои тонкости.
За всю мою нынешнюю актерскую карьеру я приняла участие более чем в 400 кастингах. Это невероятно закаливает. Благодаря им я стала очень жесткой. Есть такая фраза: все женщины - ангелы, но когда им подрезают крылья, им приходится летать на метле.
- Но ведь озлобиться на людей - последнее дело?
- Я не озлобилась, почему вы так решили? Я образно сказала. Меня эти кастинги воспитали, я им благодарна. Каждый раз, когда мне отказывали, поначалу это было такое серьезное психологическое ранение, нож в сердце. Постепенно, со временем, ты уже перестаешь на это обращать внимание, просто занимаешься своим делом. Это, видимо, и называется профессией.
- Света, из этих 400 кастингов все-таки какой-то запомнился?
- Нет. Вообще, сейчас мало что решают режиссеры - в основном продюсеры. Я могу найти общий язык с режиссером, ему может понравиться моя проба, но продюсер может ее не утвердить. Но я все равно за режиссерское, творческое, а не продюсерское начало. Я чувствую нарастающую энергию в нашей актерской среде. Мне почему-то кажется, что сейчас происходит какой-то сдвиг. Идет большая и серьезная работа. Сдвинуть наш культурный пласт вперед, конечно, будет нелегко. Но самое главное, что этим конкретно у нас в театре занимается уже не один человек, а несколько. У белорусского театра еще много невысказанного, нераскрытых тем. Мы можем и должны работать глубже и серьезнее.
- У вас есть друзья среди актеров?
- У меня друг - режиссер, и некоторые бывшие одноклассники. А так... Лучшая подруга, актриса, живет в Москве. Нет, я не дистанцируюсь от коллег, но не хочу актерство приносить в жизнь. Когда-то давным-давно в себе это воспитала.
- Зачем?
- Видимо, для того, чтобы максимально остаться неактрисой в жизни. Чтобы было четкое разделение, чтобы было потом что сказать на сцене. Поэтому общепринятый образ жизни актрисы меня не трогает. Мне это всегда казалось... скучноватым.
- А в чем главная опасность остаться актрисой в жизни?
- Может быть, в том, что ты уже не понимаешь, что хорошо, что плохо? Меньше чувствуешь боль близкого человека? Появляется меньше ответственности за того, кто рядом с тобой. Я бы не хотела терять человеческие эмоции и ощущения.

«Советская Белоруссия», № 200 (23344) от 22 октября 2009 г.
 
200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время
 
© 2008-2012 belactors.info. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.