Белорусские актеры театра и кино Люди театра и кино Интервью, рецензии Ссылки Гостевая

   Карта сайта  Для писем  На главную
• БИОГРАФИЯ

• ТЕАТР

• ПРЕССА

• ФОТОГРАФИИ

• КОММЕНТАРИИ


Если Вы заметили неточность,
если Вы располагаете
дополнительными
сведениями, напишите
администрации
или оставьте
сообщение в Гостевой.
Спасибо.
  АКТЕРЫБАНАТОЛИЙ БАРАННИК

Баранник Анатолий Владимирович  Баранник Анатолий Владимирович 
    «Боюсь спугнуть мечту»
     Татьяна Шеламова

Артист БАДТ Анатолий Баранник: «Если не везет - включаю упорство»

Молодой артист Брестского академического театра драмы Анатолий Баранник получил награду Международного театрального фестиваля «Белая Вежа». Диплом с формулировкой «За актерский дебют в классическом произведении» Анатолий заслужил ролью Холдена Колфилда в спектакле «Над пропастью во ржи» по роману Джерома Дэвида Сэлинджера. Материально награда обернулась планшетом, подаренным Бараннику компанией МТС. Анатолию 21 год, коренной брестчанин, «Над пропастью во ржи» - его первая работа на большой сцене.

- С детства мечтал быть артистом? - спрашиваю молодого человека.
- Трудно ответить на этот вопрос. В школе шесть-семь лет я профессионально занимался баскетболом, два-три последних года - волейболом. Параллельно всегда участвовал в школьных театральных постановках, дважды выходил победителем конкурса чтецов - на городском и областном уровнях. Если честно, читал одно и то же стихотворение - «Рассказ танкиста» Твардовского. Мое любимое - сколько читаю, столько мурашки по спине. Не могу быть равнодушным к этим словам. Так что мысль поступать в музыкальный колледж на актерское отделение тоже была. Но когда узнал, что туда смогу попасть только после одиннадцатого класса, решил все же связать будущее со спортом, тем более что пригласили в столичный центр олимпийского резерва. Но не прошел по росту - тогда у меня было 190 сантиметров, для центрового мало. Теперь - 192, но никто уже не приглашает. А вообще, спортивная карьера не состоялась, потому что в 10-м классе получил травму, несовместимую с занятиями профессиональным спортом. Выбрал театр и, правда, шел в колледж с большим желанием.
- Вы сразу попали в группу Тимофея Ильевского, режиссера Брестского академического театра драмы. Что вы открыли для себя, общаясь со своим педагогом?
- Для меня Тимофей Зиновьевич - знаковая личность в судьбе. Моя первая большая роль - в его спектакле «Над пропастью во ржи». Скажу так: что бы он во мне ни открыл - таланты, способности, для меня все было новым. Я себя до этой встречи таким не знал. Вообще все, что у меня получается как у артиста, - во многом заслуга педагогов. Но Ильевский для меня не только педагог - он поводырь. Мы, наверное, думаем в одном направлении. Все, что он говорит, кажется мне убедительным. Если я в театральных делах в чем-то сомневаюсь и он подсказывает, на 70-80 процентов я сделаю так, как он сказал. Вижу, что это правильно. Но остальные «проценты» - это мое, это то, что я подомну под себя. Артист не может играть то, чего не пережил.
- Слышала, что ваш курс был зачислен в штат БАТД полным составом?
- 100-процентное зачисление, это правда. Все три человека: Вячеслав Цыцковский, Екатерина Яцкавец и я. Вообще, на курс в музыкальный колледж были зачислены шесть человек, но окончили только трое. Теперь это мои близкие друзья, а сначала мы совершенно не принимали друг друга. Каждый думал, что другие - странные, он один правильный. Теперь мы любим постебаться друг над другом. Но так проявляется наша привязанность. Театр - сложный организм, и нам надо было держаться вместе, чтобы вписаться в коллектив.
- Вас приняли холодно?
- Нет, нет. Но нас предупреждали: оставьте амбиции, лет пять походите в массовке, такого не бывает, чтобы все сразу. Случилось вопреки предупреждениям, что все мы заняты в спектакле, получившем фестивальную жизнь, у меня вообще большая роль. Это просто здорово!
- Критики, собравшиеся на «Белой Веже», пророчили постановке «Над пропастью во ржи» большое фестивальное будущее...
- Пока мы были с этим спектаклем только на фестивале в Брянске. Но там сразу театру сделали несколько предложений - пригласили показать эту работу на разных фестивальных площадках: в Москве, Питере, в Закарпатье. После «Белой Вежи» тоже поступили приглашения...
- Мне известно, что в Брянске критика была в восторге от спектакля. Лестно отзывались и о вашей работе...
- Если честно, я не попал на обсуждение. Так получилось, что на этом выезде с нами был только один монтировщик сцены Паша. Перекладывать на него всю работу по разборке декораций было бы некрасиво. Поэтому мы все, мужчины, остались и разбирали декорации - через час надо было уезжать. Потом мне говорили, что хвалили будто бы меня, но в чем-то и критиковали, также отмечали достоинства и недостатки постановки. А если честно, мне передали, что кто-то из критиков сказал: ни за что не показывать запись этого разговора мне. Но я нашел запись в Интернете, очень хотелось послушать. Сел, включил, пошли первые слова и - судьба - кто-то позвонил: «Толик, выбегай!» Я вскочил. Куда-то, не помню, срочно побежал, так до сих пор эту запись не послушал. Наверное, знак.
- Вы верите в «знаки»?!
- Я не верю в общепринятые «знаки» - кошки там черные, фонарные столбы... Но я верю в «свои знаки». Вот поднимаюсь по лестнице и мечтаю о мотоцикле. И прямо вижу, каким я его сделаю. Вдруг мне приходит в голову: «Остановись, Толик, размечтался!» Я сам себя торможу. Даже останавливаюсь на полпути. Потом вроде отпускает, иду дальше. Знаете, боюсь спугнуть везение.
- Вы - везунчик или упорный человек?
- Везет мне. Ну чем не везение - этот подарок на «Белой Веже»? Буквально накануне мы с моей девушкой заходили в сервисный центр МТС и смотрели на планшет. Говорю ей: «Давай купим, нам в этом месяце последний взнос за холодильник надо отдать, а в следующем сразу планшет возьмем». Она согласилась - кредит за холодильник надо было закрыть. И вдруг - моя маленькая мечта сбывается! Но честно скажу: если не везет - включаю упорство. Если я чего-то очень хочу, добиваюсь непременно.
- Сейчас какая заветная мечта?
- Мечтаю о настоящем «японце», «Кавасаки-Ниндзя». Обязательно буду настоящим байкером. Обожаю мотоциклы. Первый мотоцикл у меня появился в 13 лет. А учиться ездить начал с одиннадцати. Мы с братом гоняли по городу без шлемов, нас останавливала ГАИ, но мы от них удирали, как-то умудрялись выкручиваться. Потом в Бресте появилась спецмашина госавтоинспекции, которая знала все гаражи в городе: приезжали, проверяли трубы мотоциклов - если горячие, отправляли на штрафную площадку. Чего только не повидал мой мотоцикл! Но я - мальчик. А мальчик и мотоцикл - это такая спайка!
- «Японец» стоит дорого. Где деньги будете брать?
- Не скажу. Не потому, что бестактный вопрос или все прочитают в газете. Боюсь спугнуть мечту.
- Вы, кажется, и машинами увлекаетесь?
- В этом смысле я по-хорошему больной. Когда учился в школе, в свободное от тренировок время занимался ремонтом, помогал друзьям. И сейчас помогаю ребятам ремонтировать машины. Даже больше не ремонтирую, а занимаюсь тюнингом. Свой автомобиль 1982 года выпуска постоянно разбираю-собираю, несчастная машина. Как что-то увижу в журнале интересное, срезаю, вырезаю, ставлю новое. У меня всегда много идей. Вообще, большой минус моей натуры - импульсивность. И хотя чаще моя импульсивность в конечном итоге приводила к хорошим результатам, отношу ее к отрицательным качествам характера.
- Вы считаете удачей работу в Брестском академическом театре драмы?
- Знаете, наш театр отличается от других. Весной у нас состоялись обменные гастроли. К нам приезжали другие театры. Меня поразили некоторые спектакли. Но я заметил, что у них нет корпоративного духа в коллективе. Люди не понимают, зачем проводить вместе время вне театра. У нас - наоборот. И мне это необходимо. Я - человек команды, мне нужно работать там, где есть взаимная доброжелательность, близость. Заметил, что подсознательно в любом коллективе пытаюсь занять лидерские позиции. Если я не лидер, значит, меня здесь не будет. Я не смогу существовать в таком сообществе.
- Вы, смотрю, пришли в редакцию в тенниске с надписью «Беларусь». Это случайность или позиция?
- Могу сказать открыто: страну люблю. В будущем, где бы ни работал - ведь деньги надо зарабатывать, - жить хочу только здесь, в Беларуси, в Бресте. При нынешних условиях этого можно добиться. Но тенниску мне подарил Василий Бурдин, художник нашего спектакля. На ней - разработанный им логотип. Очень хорошая работа. Я уважаю Бурдина, он очень талантливый человек. Он сделал декорации к постановке «Над пропастью во ржи», о которых все говорят. Я помню то ощущение, когда мы впервые вышли играть в этих декорациях. Многое, что мы пытались создавать на сцене, показалось уже созданным. Конечно, идея картонного мира обговаривалась постановщиком (Ильевским. - Т.Ш.), но воплощение очень интересное. Мне приятно носить тенниску, подаренную таким человеком.
- Ваше имя обретает популярность. Появились поклонницы?
- Есть две девочки. С одной мы встречались на «Белой Веже», она просила провести на спектакль. Общаюсь с ними «В Контакте», не хочется обижать. Но у меня есть девушка...
- Если говорить пафосно, вы можете объяснить, что такое ТЕАТР?
- Я понял, что такое театр, когда посмотрел на одном из фестивалей «Белая Вежа» спектакль «Илья-пророк», это был катарсис. Я вышел после представления и ощутил, как что-то во мне перевернулось. Сильное впечатление на меня произвел пермский театр «У моста», постановка Сергея Федотова «Калека с Инишмана». Я ревел, я плакал, я рыдал. Не мог с собой ничего сделать. «У моста» - это настоящий театр, секта единомышленников. Они приходят за кулисы, свободная минутка - и все включаются в разминку, какую-то гимнастику. Это другой мир, для меня это пример настоящего театра.

«Вечерний Брест» от 27 сентября 2012 г.
 
200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время
   
© 2008-2012 belactors.info. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.