Белорусские актеры театра и кино Люди театра и кино Интервью, рецензии Ссылки Гостевая

   Карта сайта  Для писем  На главную
• БИОГРАФИЯ

• ТЕАТР

• КИНО

• ПРЕССА

• КОММЕНТАРИИ


Если Вы заметили неточность,
если Вы располагаете
дополнительными
сведениями, напишите
администрации
или оставьте
сообщение в Гостевой.
Спасибо.
  АКТРИСЫБЗОЯ БЕЛОХВОСТИК

Белохвостик Зоя Валентиновна  Белохвостик Зоя Валентиновна 
    Зоя Белохвостик:
    «О том, что стану актрисой,
    я знала лет с четырех»...

     Надежда Суслова

Взять интервью у ведущей актрисы, примы столичного Национального театра имени Янки Купалы Зои Белохвостик оказалось делом непростым: то у нее спектакль, то репетиция, то подготовка к капустнику, посвященному 85-летию театра, то концерт, то занятия в Академии искусств... Поэтому тот час с небольшим, что мы беседовали с ней в гримерной театра, оказался ценен вдвойне.

- Когда появилось сначала кино, а затем телевидение, многие предрекали гибель театра, мол, зачем нужно это искусство, когда, сидя на диване, не выходя из дома, можно приобщиться к любым шедеврам...
- Действительно, о близкой кончине театра говорили неоднократно. Но театр - удивительное искусство. Вот вроде бы начинаются предсмертные судороги, а потом, после некоторых поисков, наступает оживление и возрождение, второе, третье, десятое дыхание, и так до бесконечности. Мы не можем говорить, что какое-то другое искусство может театр победить, потому что тут нет никакой борьбы и никакой конкуренции. Театр сиюминутен, и то, что можно увидеть здесь и сейчас, невозможно увидеть больше нигде и никогда. Театр - удивительно живое искусство, и именно за этим приходят сюда люди. Через экран телевизора или киноэкран зрители получают другие эмоции, другие чувства, опосредованные, что ли. А здесь - живые артисты бегают по сцене, «трепыхаются», пытаются что-то «изобразить». Поэтому, наверное, никогда в своей жизни я не видела полноценного спектакля в записи. Каким бы великолепным ни был он в театре, он совсем другой по телевидению.
- Были такие периоды, когда приходилось играть перед пустыми залами?
- Совсем пустых не было никогда. Действительно, какое-то время народу в театр приходило немного. Это было связано, на мой взгляд, с уникальностью театра и высокой интеллектуальной планкой спектаклей, на которые приходила исключительно интеллигенция. И эти зрители были преданы театру вообще и нашему театру в частности всегда.
- Сейчас театр, что называется, «полон, ложи блещут», почти каждый день аншлаг. Наверное, это не может не радовать артистов. Кто эти сегодняшние театралы?
- Мы заметили, что сегодня произошла некая дифференциация - на разные спектакли приходят разные зрители. Очень много, как это ни странно, ходит молодежи, студентов, старшеклассников, причем не по указке или, как это было раньше, с культпоходом, а совершенно самостоятельно. Стоят в очереди, покупают билеты, внимательно слушают... Им это очень интересно и важно. Контингент, конечно, в основном, женский, мужчины ходят в театр гораздо реже, да и то в основном сопровождают спутниц. И это, кстати, тоже хорошо - женщины больше сопереживают и чаще «попадают» в тему, они лучше чувствуют, они тоньше, умнее, отзывчивее, они более способны к восприятию... В общем, благодарная публика.
- Зоя, мне известно, что Купаловский театр для вас - единственный и неповторимый. Как давно вы на этой сцене?
- У нас принято считать не по годам, а по сезонам. У меня этот сезон - двадцать пятый.
- Что вообще влияет на выбор и желание играть на сцене? Это передается с генами или приходит само по себе?
- Честно говоря, даже не знаю. В моем конкретном случае, наверное, повлияли гены и моя принадлежность к артистической театральной семье. Но задумываться над этим вопросом как-то не приходилось. Просто с четырех лет я точно знала, что буду актрисой. И в детском саду, и в школе всегда выступала, читала стихи, пела, танцевала...
- А как все-таки правильно - «актриса» или «артистка»?
- Конечно, актриса. В слове «артистка» есть что-то ироничное и пренебрежительное, в просторечье ведь говорят: «Ну ты и артистка!» «Актриса» звучит как-то поприличнее.
- За достаточно долгую артистическую жизнь вам приходилось играть и королев, и крестьянок, и барышень, и простушек... Есть даже разница во внешней атрибутике, одежде, костюмах - королева, например, играет в красивом платье, а крестьянка - в сером «затрапезе». Кого вам больше нравится изображать?
- Это вообще не имеет значения. Никакого. Главное, в каком спектакле и что играть. Важна не роль, а жанр пьесы. Я люблю, скажем, драмы и трагедии. Это не значит, что в комедиях я не играю, нет, просто драмы и трагедии ближе. Необходимо, чтобы были интересная фактура, характер, позволяющие раскрыться глубоко, над чем подумать самой и заставить задуматься зрителя.
- Раньше в театре было принято делить артистов на определенные амплуа - комики, трагики, инженю, субретки, герои-любовники и т.д. Теперь такая «специализация» вообще не практикуется?
- На грани веков это разделение как-то стерлось. Театр стал другой, другие режиссеры ставят другие спектакли, но в какой-то степени градация остается, хотя она и не так явно выражена.
- Есть ли любимые роли?
- Конечно. Это, к примеру, Юля в «Идиллии», Мэри в «Кровавой Мэри», Королева в «Ивоне, принцессе бургундской», Раневская в спектакле «С.В.». Но это, естественно, не значит, что все остальные роли я играю спустя рукава.
- Как вообще складывается репертуар театра, какие факторы влияют на этот процесс?
- У каждого театра существует своя репертуарная политика и определенные требования к подбору спектаклей. Соблюдается баланс между белорусской, русской и зарубежной классикой, но это не исключает появления новых современных драматических произведений. Подбором занимается главный режиссер, художественный руководитель и совет, куда входят маститые артисты. Мне самой, пожалуй, ближе всего драматургия Чехова и Булгакова...
- А бывает так - появляется какой-то спектакль, в котором играть мерзко и противно, но нужно? Есть ли художественная свобода?
- Если такие произведения и появляются, то до нас, актеров, они не доходят, их просто не допускают. Вместо цензуры сверху появилась еще более суровая цензура - зрительская. С одной стороны это хорошо, с другой...
- Например, какой-то спектакль не нравится народу, и никто на него не ходит?
- Наоборот, нравится, и ходят, и валом валят, и хохочут, но это совсем не значит, что пьеса действительно хороша и она является настоящим произведением искусства.
- Есть же такое понятие - массовая культура...
- И, к сожалению, она в последнее время здорово влияет, я бы сказала, «напирает» на театр. Но театр - это не эстрада, это элитарное искусство, здесь нужно знать элементарную азбуку, потому что театр условен, и эти условности нужно уметь разгадать, иначе ты просидишь в зале дурак дураком, выйдешь и скажешь: «Больше не пойду»! Но это не значит, что театр плох, это значит, возможно, ты сам недоучен.
- Последний спектакль, который мне посчастливилось увидеть с вашим участием, - «С.В.». Это удивительное действо - пересказ более чем классического произведения «Вишневый сад» с помощью сублимации пантомимы, танца, музыки, пластики... Но мне почему-то показалось, что слова так и рвались с языка Раневской, которую вы так блестяще сыграли.
- Ничего подобного, я там говорю, но совсем другим языком, доступным той публике, которая хочет и может этот язык понять. А другие зрители на этот спектакль и не ходят. Опыт таких спектаклей у нас уже есть, и все мы, актеры, чувствуем в них себя достаточно органично.
- Бытует такое представление, что когда актер выходит на сцену и перевоплощается, он совершенно перестает быть самим собой, забывает, условно говоря, что у него обед не приготовлен, квартира не убрана и холодильник пустой... Сложно ли после такого перевоплощения снова вернуться «в себя», превратиться в обычного человека с его повседневными заботами и проблемами?
- Дело в том, что никто никуда «не уходит». Это же работа, поэтому и возвращаться не приходится. А если бы мы каждый раз окончательно перевоплощались, то здесь был бы не театр, а Новинки. Но на сцене я действительно не думаю о своих бытовых проблемах, а живу другим и думаю о другом, однако всегда остаюсь самой собой.
- Существует еще один давно интересующий меня нравственный аспект. Актер играет на сцене, и это его работа. А вот искренен ли он в жизни? Не надевает ли он постоянно, в силу привычки или еще для каких-то целей определенные маски - доброго, умного, милого, хорошего или, наоборот, злого, жестокого и пр. Не прирастают ли эти маски?
- Это зависит только от человека, от склада личности. Я знаю достаточно лживых и неискренних людей, и они совсем не актеры.
- Но эта игра может происходить и автоматически...
- Ни в коем случае. Актеры очень устают, столько отдают энергии на репетициях и спектаклях, что потом им этого просто не хочется. Профессия наша настолько неуловимая, и нужно столько думать и столько работать, чтобы кем-то быть еще на сцене, что на бытовую игру не остается никаких сил. Да и необходимости я не вижу. Чем лучше актер, тем меньше он выпячивается, и тем он скромнее.
- Достаточно часто актеров без всякого пиетета называют «сукины дети», подразумевая, что они неискренни, лживы, беспринципны... Какая-то доля правды в этом высказывании есть, или это просто художественное преувеличение?
- В какой-то мере соответствует (вздыхает). Ведь актеры - люди очень зависимые. Дадут ему роль или не дадут? Тут проверяются все человеческие качества - либо бегать, просить, молить, делать другим гадости и прочее. Но насильно мил не будешь. Если режиссер тебя не хочет, ты ему не нужен, он тебя не видит, тут хоть разбейся в лепешку. Все это зависит от человека. Если говорить о конкуренции, то это - неотъемлемая часть профессии, но она бывает очень разная. Одно дело - интриги и отпихивание других локтями, другое - доказать самому себе: «Что, я так не могу?» Вот это нормально, и без этого мы существовать не можем. Актеру не должно быть все равно. Еще Дидро писал, что артисту обязательно нужно быть любимым публикой. Если актер не нравится, то зачем он вообще? Все это сложные и тонкие вещи.
- Многие московские актеры уходят из театра в кино, становятся популярными, возвращаются обратно и собирают аншлаги. Для белорусских актеров эта тема закрыта? Есть ли шанс пробиться на экраны?
- У нас есть шанс играть в массовках, выступать на вторых ролях, просто зарабатывать деньги, да и это еще вопрос. Об искусстве речи не идет. Неслучайно известный режиссер Дмитрий Астрахан говорит, что в Беларуси можно снять кино за пачку сигарет. Очень обидно, конечно, что нас не снимают, ведь наш театр - это кладезь типажей, совершенно роскошных, что молодежь, что старики, которых осталось немного, а кино прошло мимо. Выбиваются в киноактеры исключительно редкие наши коллеги.
- Существует ли такое понятие, как «бремя славы»? Толпы поклонников, цветы, подарки?
- В определенной степени, конечно. Автографы берет в основном молодежь, интеллигентная публика свою привязанность выражает достаточно скромно, но есть и свои поклонники, и цветы, и овации, и все это очень приятно. Многие оставляют свои хорошие отзывы в специальной книге. Есть, конечно, и странные люди, от которых нужно держаться подальше.
- Учитывая профиль нашей газеты, не могу не задать вопрос: как и где любит отдыхать актриса Зоя Белохвостик?
- С отдыхом вообще большие проблемы. Честно говоря, я не люблю отдыхать. Не люблю ходить в отпуск, хотя знаю, что это необходимо. Если ты как следует поработал, то это не значит, что ты внутренне опустошен. У тебя ноги могут болеть, но, если спектакль прошел хорошо, то ты не потерял, а приобрел. Наверное, только в этом году я ждала окончания сезона и хотела поехать в отпуск. Но уж если отдыхать, то я люблю куда-нибудь поехать, чтобы было интересно, чтобы можно было увидеть и узнать что-нибудь новое. Но, когда я одна, люблю и пассивный отдых. К примеру, просто обожаю море, и могу неделю просто тупо валяться на берегу, бродить, смотреть... Почитать какую-нибудь легкую книжку, например, мою любимую Донцову, она меня замечательно релаксирует, спасибо ей большое. Терапевтический эффект после такого чтения налицо. Очень люблю короткий отдых дома, в Беларуси. Обожаю ходить в лес, собирать ягоды и особенно грибы. К этому мы привыкли с детства и стараемся поддерживать семейные традиции. Одного дня в принципе хватает, чтобы восстановиться полностью.
- А какие-то «домашние» увлечения и хобби существуют?
- Я умею и люблю руками делать все. Когда-то мне прочили профессию художника, потому что всякие поделки, шитье, вышивание - все это я могу делать. Тоже семейная черта. У меня и бабушка, и мама могли создавать уют своими руками. После войны, например, когда все жили бедно, соседи и знакомые ходили к нам в гости, чтобы посмотреть на бабушкино рукоделие. А она белые салфетки вязаные, занавески покрасила стрептоцидом в ярко-желтый цвет, и у нас дома везде как будто были маленькие «солнышки».
Из домашних животных у нас есть хомяк Эпаминонд Максимович Апломбов, подаренный мне студентами и названный так в честь героя пьесы Чехова «Свадьба», но много внимания мы ему уделять не можем, потому что нас - меня, мужа и девятнадцатилетней дочери, которая пошла по моим стопам и будет актрисой, - никогда нет дома. Так что чаще всего ему приходится скучать в одиночестве.

На этом наш разговор прервался, потому что Зое Белохвостик нужно было готовиться к прогону спектакля. На прощание, поблагодарив за беседу, я предприняла несколько попыток сфотографировать актрису. Но, увы! Ни один снимок не смог передать ее красоты и обаяния, удивительной пластики ее лица и постоянно меняющихся выражений.

«Туризм и отдых», № 01 (2006) от 12 января 2006 г.
 
200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время
 
© 2008-2012 belactors.info. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.