Белорусские актеры театра и кино Люди театра и кино Интервью, рецензии Ссылки Гостевая

   Карта сайта  Для писем  На главную
• БИОГРАФИЯ

• ТЕАТР

• КИНО

• ПРЕССА

• КОММЕНТАРИИ


Если Вы заметили неточность,
если Вы располагаете
дополнительными
сведениями, напишите
администрации
или оставьте
сообщение в Гостевой.
Спасибо.
  АКТЕРЫБВАЛЕРИЙ БОНДАРЕНКО

Бондаренко Валерий Николаевич


Бондаренко Валерий Николаевич
Мастера
(А. Дударев по мотивам романа
М. Булгакова «Мастер и Маргарита»,
реж. В. Маслюк, 1988 г.)

Бондаренко Валерий Николаевич
Приручение сокола
(Л. Табукашвили,
реж. А. Кантария, 1986 г.)

Бондаренко Валерий Николаевич
Объявление в вечерней
газете

(Е. Попова, реж. Н. Пинигин, 1982 г.)
Валерий Бондаренко, Белла Масумян

Бондаренко Валерий Николаевич
Трехгрошовая опера
(Б. Брехт, реж. Б. Луценко, 1976 г.)
 Бондаренко Валерий Николаевич 
    Валерий Бондаренко
    (спецвыпуск газеты «Арлекiн»
    для Государственного русского театра
    имени М. Горького)

     Людмила Громыко

Его театральная жизнь яркая и полновесная. Индивидуальность - неповторимая. Небанальная внешность легко перечеркивает любые представления об известных сценических типажах. Он не просто нарушает общепринятый стандарт - бесцеремонно из него выламывается. Создается впечатление, что актерская индивидуальность и личность должны в нем конфликтовать. Актеры, которые на сцене создают взрывные характеры, обычно тихи и скромны в быту. Не такой Валерий Бондаренко. Кажется, что его неиссякаемый темперамент не иссякает нигде и никогда. При встрече с ним можно оторопеть от беспощадного напора эмоций. Друзья ему верны, им восхищаются и принимают безоговорочно. Иногда иронизируют. Те, для кого он странный, быстро отходят в сторону. На сцену Бондаренко выходит хозяином жизни или королем. Будь то Мэкки-Нож в «Трехгрошовой опере», Клавдий в «Гамлете», Люцифер в «Трагедии человека», Давыдов в «Поднятой целине»... И ко всему - спокойная уверенность в сложившейся судьбе.

ВАЛЕРИЙ БОНДАРЕНКО:
Театром, считая с момента поступления в институт, я занимаюсь 33 года. Из них 21 год работаю в Русском театре... Сейчас мне 50... Хорошие цифры для бенефиса? Так уж получилось, сложилось само...
В Минск я приехал на гастроли с театром «Скоморох» в 1973 году. Борис Иванович Луценко тогда только получил Русский театр и, как сейчас помню, в черной замшевой куртке ходил на все наши спектакли. У меня интуиция собачья, и я думал: «Вот этот человек когда-нибудь пригласит меня в свой театр». Так и случилось, ровно через год я уже играл в «Единственном наследнике» в паре с Юрием Ступаковым.
Роль мне очень понравилась, и я ее играю вот уже двадцать лет (по-моему, мы с Ткаченком в этих своих образах когда-нибудь, лет этак через сорок, и сгинем). Потом была «Трехгрошовая опера». Роль Мэкки-Ножа для меня - эталон. Выше я не могу.
Мой ли это театр? Во всяком случае, все приглашения из других городов я отвергал. Здесь я десять лет жил без прописки, здесь женился, здесь родился мой сын, здесь я получил звание - заслуженный артист Республики Беларусь. И все у меня было как положено. Считаю, что полностью счастливых людей не бывает, у каждого есть лишь секунды счастья. А вот в судьбу верю. В шестнадцать лет я поступал учиться в Тамбовское училище тяжелых бомбардировщиков, и отец кое-как забрал из военкомата мои документы. Мать умоляла: «Только не в летчики! У тебя отец моряк - иди в моряки». Позже, листая газеты, прочел, что объявлен набор в театральное училище, сдавать надо прозу, басню, стихотворение. И поступил, а конкурс был семьсот человек на место! Это - судьба, как же в нее не верить!
Мне по душе не тот театр, который учит, а тот, который показывает - как нельзя, как лучше, как хотелось бы... Показывает через актера, которому есть что сказать зрителю.
Я играл много отрицательных ролей, были среди них Клавдий, Мэкки-Нож... Но даже когда моего Мэкки подвешивали, я видел, я понимал, что зал этого не хочет. Потому что мой герой был обаятельный, в чем-то добрый. Не злой, а гневный, не подлый - больной. Именно такие нюансы я стараюсь находить в своих отрицательных персонажах. Актер теперь вновь становится главным на сцене. И отдача от него требуется соответствующая. Образцом существования в профессии для меня стали Высоцкий и Караченцев. Потому что я тоже не умею сыграть вполсилы, тихонечко, просто выйти и отговорить текст, мне нужно всего себя отдать - любить, болеть, ненавидеть! По-другому я не умею.
На мой взгляд, самая древняя профессия - это зритель. И если зрителя в зале нет, нам на сцене тоже делать нечего. От жизни я жду перемен, жду, когда все кончится - «новые русские», «новые белорусские»... В конце концов, республика поймет, что ей надо, все войдет в нормальное русло, мы станем жить богаче, и в стране станет меньше зла. Ведь когда человек хочет купить ребенку банан и не может, он - злой. Нищие сидят в переходах... А кто-то бьет кирпичом по лобовому стеклу шикарной иномарки с двадцатилетним мальчиком за рулем... И так будет до тех пор, пока простые люди не станут жить лучше. Потому что благополучие должно быть общим. Нас десять миллионов, но мы так бездарно живем!
К политике я отношусь серьезно, потому что это наша жизнь. Все, что происходит в мире и даже в нашей маленькой республике, - политика. Сейчас без нее нельзя.
Но дело в том, что политика должна быть незаметной. Как в других странах: поменялся премьер-министр, а политика страны в целом неизменна. Лично я даже не знаю, где наше министерство находится, но я и не должен знать, мне там делать нечего. Театр всегда говорит о жизни, только чужими словами - Шекспира, Шолохова, Горького... Мы, исходя из своей жизни, отталкиваясь от нее, впитываем и вбираем чужой текст. Отрабатываем и культивируем его, делаем своим. Ведь из зала сразу видно, у кого это получилось, а у кого - нет. И в то же время важно не нарушить границу, автор должен оставаться автором. Шекспир - Шекспиром. Главное в театре - теплота человеческих отношений. Когда приходишь на репетицию, так важно, чтобы все друг с другом здоровались. Чтобы не было группок, как это часто бывает среди артистов. Все это здорово мешает работать.
Люблю своих друзей. Люблю петь под гитару. Когда-то писал песни, когда-то пел с подольской шпаной в подворотнях... Теперь собираю старые городские романсы, старые туристские песни. Всегда пою только живьем, не понимаю, когда поют «под фанеру», это бессмысленно. Я - трачусь. Люблю сниматься в кино. На моем счету уже двадцать фильмов. Некоторых из них я даже не видел. Такое время, где они, кому нужны? Сейчас заканчиваются съемки сериала «Проклятый уютный дом». Во время съемок этого фильма поменял уже восемь коней. Думаю, это будет нормальный белорусский сериал.
Что касается приоритета - кино или театр... Говорят же - «киностудия по производству фильмов». А вот театр «театром по производству спектаклей» никто не называет. Здесь мы творим, здесь живой процесс. Так или иначе, но профессия забирает меня всего. И выходных у меня не бывает. И еще: я никогда не позволяю себе нести на сцену зло.

БОРИС ЛУЦЕНКО,
художественный руководитель театра:
Бондаренко я увидел в спектаклях очень талантливого режиссера Юденича и решил переманить его и актрису Зайцеву в Русский театр. «Скоморох» к тому времени уже начал распадаться. На театре так бывает... Одаренный человек доводит коллектив до какого-то апогея, а потом не знает, что с ним делать. Бондаренко и Зайцева решили в Русский перейти, а я взялся за постановку «Трехгрошовой оперы» уже исходя из того, что у меня есть этот прекрасный дуэт, Мэкки-Нож и Полли Пичем. Они пели, хорошо двигались, любую мысль могли выразить не только словом, но и через жест, взгляд, танец, песню, просто сидя на стуле и ничего не делая. Работа над «Трехгрошовой» была творческой, энергетически насыщенной. На премьере успех был огромный, конечно, во многом благодаря Валерию Бондаренко. До сих пор Мэкки-Нож - одна из лучших его ролей, вершинная.
Валерий талантлив, музыкален, подвижен. Наконец, он - мужчина на сцене. В его героев влюбляются, сегодня такие актеры - большая редкость. Когда он работает, когда весь охвачен ролью - многое может. У него обаяние таланта, а талант всегда притягивает к себе.

ОДНАЖДЫ АРТИСТ БОНДАРЕНКО...

Алла Савицкая, критик:
Однажды, после «Объявления в вечерней газете» я подвозила Бондаренко домой. И попутно высказала свои замечания по спектаклю. Валера попросил остановить машину, вышел и хлопнул дверью. К своему герою Никитину он относился, как к любимому человеку, и на мое замечание совершенно искренне оскорбился. Бондаренко очень ранимый человек. В своих ролях он не очень-то раскрывает это своё качество.

Сергей Иванов, актер Театра-студии киноактера:
Однажды Бондаренко сказал мне: «Иванов, ты, конечно, хорошо играешь на гитаре. Но мне не надо, как тебе, бегать по грифу вверх-вниз. Я и на трех аккордах все сыграю, потому что я - талантливый артист».
Однажды мы с Бондаренко должны были ехать в Москву. Жду, поезд тронулся, а его нет. Со скандалом прорываясь из последнего вагона, в который успел вскочить, он доказывал проводникам, что опаздывает на съемки и вообще заслуженный артист, а его не пускали... В тамбуре, куда мы позже вышли покурить, от обиды и досады он стукнул кулаком по стеклу, разбил его, рассадив в кровь руку. По следам крови Валеру нашли в купе, перевязали рану, а в Орше ссадили. Заслуженного артиста сдали в милицию.

Сергей Катьер, режиссер Белорусского телевидения:
Валерий Бондаренко руководил театральной студией на тракторном заводе. И все секреты актерского мастерства объяснял, «режиссируя» детское стихотворение «Наша Таня громко плачет...». Студийцам предлагалось сделать из него драму, фарс, комедию...
Однажды Бондаренко подарили спортивный лук со стрелами. Лук он опробовал на двери собственной квартиры. Летели щепки, а он приговаривал: «Смотри, как бьет! Хочешь попробовать?»
Бондаренко ставил спектакль «Добровольцы». И однажды поехал в Москву к автору пьесы Долматовскому, перед которым один спел и сыграл весь спектакль. Причем, наизусть.

Александр Ткаченок, актер Русского театра:
Самый страшный актерский сон - это когда снится, что во время спектакля ты забыл текст. Иногда этот ужас происходит наяву. Что-то заклинивает, выключается. Однажды с Бондаренко мы играли «Единственного наследника», спектакль, который прошел у нас около восьмисот раз. И Бондаренко забыл текст! С ужасом он посмотрел на партнеров и произнес: «Ну что, я - все сказал». Нам пришлось проговаривать слова роли за него, пока Валера не выплыл из тумана беспамятства.

1996 г.
 
200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время
 
© 2008-2012 belactors.info. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.