Белорусские актеры театра и кино Люди театра и кино Интервью, рецензии Ссылки Гостевая

   Карта сайта  Для писем  На главную
• БИОГРАФИЯ

• ТЕАТР

• КИНО

• ПРЕССА

• КОММЕНТАРИИ


Если Вы заметили неточность,
если Вы располагаете
дополнительными
сведениями, напишите
администрации
или оставьте
сообщение в Гостевой.
Спасибо.
  АКТЕРЫЧСЕРГЕЙ ЧЕКЕРЕС

Чекерес Сергей Николаевич
Фото Олега Сильвановича
 Чекерес Сергей Николаевич 
    Сергей Чекерес и комплекс
    героя-любовника

     Алиса-Александра Ксеневич

Кого бы ни играл этот двухметровый красавец - влюбленного Кота, коварного искусителя или полоумного парнишку - женской половине зала трудно совладать с его эротическим магнетизмом. Вот и я, беседуя с Сергеем Чекересом в полумраке крохотной гримерки, ловлю себя на мысли, что вслушиваюсь в слова актера чисто машинально, - куда больше меня занимают безупречные линии красивого мужского лица...

- Яркая внешность - бонус судьбы или скорее обуза?
- Определенно, бонус. Я никогда не ставил внешность себе в заслугу - это есть и есть. Для меня важно сосредотачиваться на сути происходящего. Ведь зрители приходят в театр не только актерами любоваться...
- Уж не говорите ли вы это потому, что амплуа «героя-любовника» вам изрядно наскучило?
- Что тут скажешь - актеры неизбежно становятся заложниками своего амплуа, и на это грех жаловаться, ведь героев вообще мало, и если мне суждено их играть, то так тому и быть. Это всего лишь место, которое я занимаю сегодня - пройдет время, и мои роли будут играть другие.
- А кого будете играть вы? Страшит ли вас старость?
- Я предпочитаю о ней не думать. Сколько отмерено - все мое. А роли будут обязательно - еще не встречал актеров, остававшихся без работы в пожилом возрасте.
- Вам приписывают славу ловеласа. Давайте либо этот миф развеем, либо как...
- Либо как! (смеется).
- То есть вы согласны с тем, что мужчина в принципе не может быть однолюбом?
- Ой, что вы, с этим утверждением я никак не могу согласиться. Каждый мужчина сам для себя определяет, что ему нужно в жизни. Я для себя все решил. Морально устойчив.
- То есть никаких беснующихся поклонниц у подъезда и любовных записок в почтовом ящике?
- Поклонницы есть, и я им безмерно благодарен за то, что знаки внимания они оказывают мне инкогнито. Зная, что люблю сладкое, оставляют для меня шоколадки. Все эти мелочи безумно приятны, потому как ненавязчивы. Я сам в юности был фанатом Виктора Цоя, ездил на его концерты, писал заявки, мне присылали кассеты из других городов, в общем, все, как у всех. Но и подумать не мог о том, чтобы этак запросто подойти к нему и сказать: «Здравствуйте, Виктор, а я Сережа Чекерес». Плотоядного желания дотронуться до кумира не было.
- А это правда, что вы переехали с Украины в Беларусь из-за любимой девушки?
- Действительно, окончив Киевский театральный университет, я три года проработал в Херсонском музыкально-драматическом театре и так бы там, наверное, и остался, если бы не встретил Марину, молодого дирижера из Беларуси. Вскоре мы поженились, и я переехал в Минск, стал работать в Национальном драматическом театре имени Горького. Сейчас, по прошествии десяти лет, ощущаю именно этот город своей родиной.
- С каким чувством вы воспринимаете перемены в своей жизни? Идете ли на них сознательно, если чувствуете, что застоялись?
- У человека нет выбора - все, что сваливается на голову, нужно принимать. До сего дня ничего дурного со мной не случалось, самая глобальная перемена в жизни была вызвана рождением сына Тихона. Помню, в первую ночь, когда принес его домой, испытал дикий ужас. Как раз должна была состояться премьера «Чудаков», и я, прислушиваясь к этим крикам и всхлипам, думал: «что ж делать-то? А если ТАК каждую ночь будет? Я же не смогу работать!» Но втянулся в отцовство как-то очень органично. Сейчас Тихону четыре, все свое свободное время уделяю ему.
- Почему у актеров личная жизнь, как правило, не складывается?
- (Задумчиво). Тут вот в чем сложность - человек творческой профессии всегда немного зациклен на себе, на том, чем занимается, ведь это главное в его жизни. Выдержать такого спутника жизни способен только очень понимающий и любящий человек. Нам с женой в этом плане очень повезло - несмотря на то, что каждый занят своим творчеством, мы не остаемся безучастными к делу друг друга.
- Актерство - это удел избранных или все люди играют по жизни?
- Не могу сказать, что с малых лет хотел стать актером. Я хорошо учился, не испытывал никаких проблем с физикой и математикой и даже получил серебряную медаль. Отец, занимавший важный пост на металлургическом заводе, очень удивился, когда на семейном совете по поводу своего дальнейшего будущего я сказал: «Да я, наверное, в артисты пойду, па...» Отец крякнул, махнул рукой и вышел из комнаты, но, будучи мудрым человеком, не стал препятствовать моим честолюбивым планам. За две недели я подготовил какой-то отрывок, песню на украинском и басенку, и с таким вот нехитрым багажом поехал поступать в Киевский театральный институт. Прослушался - взяли. Так актерство стало моей судьбой. В общем, не знаю, думают ли простые люди о том, что они играют в жизни. Просто надевают определенные маски и срастаются с ними. Я же стараюсь изобразить такую же органику личности и образа на сцене.
- Судя по всему, очень удачно изображаете. Доводилось слышать, что вы даже во время антракта заикаетесь, если, по сценарию играете заику...
- Это уже клиника, чего уж тут! (смеется). На самом деле, с каждым спектаклем у меня складываются определенные взаимоотношения - на одном ты расслабляешься, на другом выполняешь тяжелую внутреннюю работу. «Папа, папа...» - это тот спектакль, который я буду помнить всю свою жизнь, потому что считаю свою роль в нем лучшим из всего того, что делал. Очень жаль, что его сняли из репертуара. Почему-то вокруг «Папы...» сложилась молва, что это что-то малопонятное, эпатажное... Помню, на одном из спектаклей и семи минут не прошло, как человек поднялся с первого ряда и, сказав что-то вроде «Да блин, они тут какие-то деградаты!», вышел из зала. Хотя именно эта моя работа получила премию московского театрального фестиваля «Молодость века» и была отмечена Союзом театральных деятелей Беларуси.
- Сами-то вы как к эпатажу относитесь? Смогли бы выйти на сцену обнаженным, если бы того требовал сценарий?
- Для меня это прежде всего момент эстетики. Если тело красиво, то почему оно должно от себя отталкивать - разве мы не знаем, как устроен человек? Сценический материал многого требует от актера, в некоторых случаях и обнаженной натуры.
- Как-то вы обмолвились, что актеры - глубоко закомплексованные люди...
- Так уж у меня по жизни складывается - интересуюсь лишь теми людьми, которые интересуются мной. Я никогда не буду вникать в дела чужого человека, если он не будет уделять мне достаточно внимания. Это и есть комплекс - считать, что ты - центр вселенной.

«Туризм и отдых», № 5 от 8 февраля 2007 г.
 
200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время
 
© 2008-2012 belactors.info. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.