Белорусские актеры театра и кино Люди театра и кино Интервью, рецензии Ссылки Гостевая

   Карта сайта  Для писем  На главную
• БИОГРАФИЯ

• ТЕАТР

• КИНО

• ПРЕССА

• ФОТОГРАФИИ

• КОММЕНТАРИИ


Если Вы заметили неточность,
если Вы располагаете
дополнительными
сведениями, напишите
администрации
или оставьте
сообщение в Гостевой.
Спасибо.
  АКТЕРЫГГЕННАДИЙ ГАРБУК

Гарбук Геннадий Михайлович  Гарбук Геннадий Михайлович 
    Стремясь к свету, добру и красоте
     Владимир Шурховецкий

Имя Геннадия Гарбука хорошо известно зрителям. Уже почти полвека он - один из самых любимых актеров Национального академического театра имени Янки Купалы. Несколько десятков ролей создано им на экране. Геннадий Михайлович сыграл в картинах, которые стали классикой отечественного кино, - «Люди на болоте», «Знак беды», «Белые Росы», «Черный замок Ольшанский», «Раскиданное гнездо», «Государственная граница» и многих других. В Лондонской киноакадемии находится портрет талантливого актера.
Народный артист Беларуси отмечен многими высокими наградами, среди которых Государственные премии БССР (1966-й и 1984 год), Специальная премия Президента Беларуси «За духовное возрождение». Геннадия Гарбука можно назвать и главным белорусским героем XVI Минского международного кинофестиваля «Лістапад-2009», на котором ему был вручен Специальный приз Президента Республики Беларусь «За развитие традиций духовности в киноискусстве».


- Геннадий Михайлович, а что вы подразумеваете под духовностью в киноискусстве?
- Всю свою жизнь я придерживаюсь одного принципа - библейского завета: человеку свойственно стремление к свету, добру и красоте. Если это в сценарии, пьесе есть - это мое, и я работаю с удовольствием, делаю все возможное, насколько мне Бог дал таланта, чтобы получилось хорошо. Если этого стремления нет, я не берусь за такую роль. И это касается любого вида искусства. Если автор забывает о древнем библейском завете, то его произведение превращается в заурядную «развлекаловку», которая почти всегда бессмысленна.
- Вы, кажется, не обижены наградами за творчество. Что почувствовали, когда узнали о награждении призом Президента?
- Для меня это было неожиданностью. Наверное, эта почетная награда только частично за прошлое, в основном - за будущее творчество. Хотя судьба актерская очень зависимая. Даже наши достижения больше зависят от кинорежиссеров - каким они тебя видят, какие роли дадут. Другое дело, как ты их сыграешь. Нет маленьких ролей, есть маленькие артисты.
Поэтому сам вопрос можно переиначить: ради чего трудишься. Когда я учился в третьем или четвертом классе, к нам в школу приехал Даугавпилский военный театр со спектаклем «Коварство и любовь». И среди актеров был заслуженный артист РСФСР. Мне было очень интересно: лучше ли других он играет? Это осталось в памяти.
И когда я получил первую Государственную премию за роль Василя Дятлика в телеспектакле «Люди на болоте», то подумал: сейчас кто-то скажет обо мне: «Ну и как этот лауреат Гарбук, лучше других играет?»
Так что для меня с каждой новой наградой только увеличивается ответственность перед зрителями. Вот и после вручения приза Президента я ощутил еще большую ответственность на своих плечах.
- Первая встреча с артистами Даугавпилского военного театра повлияла на ваш профессиональный выбор?
- Может быть, может быть... Но окончательно определился чуть позже. В восьмом классе я руководил всей самодеятельностью Ушачской средней школы. И пьесы ставил, и играл в них, и хором руководил. Такого вопроса - куда пойти учиться? - передо мной не стояло. И так было ясно.
- Говорят, вы хотели стать эстрадным певцом?
- Правда, мечтал. Наверное, настойчивости не хватило, воли, пробивных способностей. А в музыкальных вкусах я консерватор. Вот на концерте Иосифа Кобзона за два с половиной часа все ладони отбил.
- А какие роли из собственных вам больше нравятся?
- Не могу что-то выделить. Любимые роли и спектакли - те, которые лучше получились, которые радостно было играть, которые тепло принимает зритель. Как можно определить, что лучше - «Знак беды» или «Люди на болоте»? В процессе работы и в одном, и в другом были и сложные, и радостные моменты.
Никогда не поверю, что есть артисты, у которых все роли, как брызги шампанского, чудесные. Нас еще в театральном институте педагог Дмитрий Алексеевич Орлов учил бережному отношению к провалам. Проваленный спектакль учит в тысячу раз больше, чем успешный. Успех, поздравление, банкет - это успокаивает и расслабляет. А провал - это бессонная ночь и душевные терзания, мучительные мысли: почему, из-за чего не получилось? В этих размышлениях и происходит духовный и профессиональный рост актера. Провалы учат больше, чем успех. Это абсолютно точно.
- Пожалуй, нет у нас человека, которому бы не нравился фильм «Белые Росы», где вы сыграли роль старшего сына. Алексей Дударев планирует снимать продолжение популярной картины. А если римейк не получится? Стоит ли рисковать?
- Рано пока говорить об этом проекте. Дударев давал мне читать только наметки сценария, в котором есть событийная канва, но нет диалогов. А сыграть в продолжении «Белых Рос», конечно, хотелось бы. Этот фильм обладает удивительным качеством - он не стареет. Я сам его недавно с удовольствием посмотрел. А сколько комплиментов и приятных слов про «Белые Росы» я слышал всюду, где бы ни был...
- Как вам удается создавать классический белорусский характер?
- Откуда я знаю? Как вы объясните, почему у самого талантливого американского актера, когда он играет русского, все равно получается «а ля рус»? Кровь не поменяешь. Как бы ты ни владел искусством перевоплощения, а в это я верю абсолютно, есть вещи непреодолимые.
Помню, в институте мы играли спектакль «Дама с камелиями» на французском языке, где у меня была роль Армана Дюваля. Наша преподавательница даже добилась, что у нас было парижское произношение. За спектакль я получил пятерку с множеством плюсов. Но будем искренни, какой из меня французский аристократ?
- Вы относитесь к поколению «детей войны». Как эта трагедия отразилась на вас?
- Война очень сильно повлияла на меня. Когда она началась, мне шел седьмой год, в школу должен был идти. Помню, мы с братом вырезали из бумаги солдатиков, делали окопы, блиндажи... Когда у нас появились партизаны, отец ушел в лес. Все хозяйство было оставлено на нас с братом. Надо было очень много работать, чтобы хоть что-нибудь вырастить, чтобы семье было что поесть. Привычка трудиться у меня на всю жизнь... Однако я не встречал человека, которого труд испортил. А вот лень и самодовольство - могут. С войны у меня еще одна привычка осталась - кусочек хлеба не доедаю, словно хочу, чтобы и на завтра осталось. Голода боюсь.
- Как вы оцениваете состояние современного белорусского кино?
- Вряд ли я имею право рассуждать о белорусском кино, потому что последние годы больше связан с российским. У Хотиненко играл, у Эшпая в многосерийном фильме «Иван Грозный» снимался. С белорусским кино теперь связи почти нет, но, надеюсь, будет.
- Вы довольны приходом Николая Пинигина в Купаловский театр?
- То, что сделал Николай Пинигин еще до прихода художественным руководителем, уже значительный вклад в историю Купаловского театра. Что будет дальше - покажет время. И молодые артисты, и мы, ветераны, возлагаем на него большие надежды. Дай Бог, чтобы они оправдались.

«Во славу Родины», № 239 от 17 декабря 2009 г.
 
200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время
 
© 2008-2012 belactors.info. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.