Белорусские актеры театра и кино Люди театра и кино Интервью, рецензии Ссылки Гостевая

   Карта сайта  Для писем  На главную
• БИОГРАФИЯ

• ТЕАТР

• КИНО

• ПРЕССА

• ФОТОГРАФИИ

• КОММЕНТАРИИ


Если Вы заметили неточность,
если Вы располагаете
дополнительными
сведениями, напишите
администрации
или оставьте
сообщение в Гостевой.
Спасибо.
  АКТЕРЫГГЕННАДИЙ ГАРБУК

Гарбук Геннадий Михайлович
Фото из архива Геннадия Гарбука.
 Гарбук Геннадий Михайлович 
    Покой мне даже не снится...
     Магда Крепак

Сыгранные им персонажи дороги нескольким поколениям театралов и кинозрителей независимо от того, главными или второстепенными были эти роли. Но, несмотря на столь богатое творческое наследие, Геннадий Михайлович не позволяет себе почивать на лаврах. И в свои 76 лет счастлив тем, что полно работы.

Исторические кадры
- Геннадий Михайлович, в нынешнем году исполняется 30 лет последней экранизации романа Ивана Мележа «Люди на болоте». В той картине Виктора Турова вы предстали в роли отца Ганны. Но - уникальный случай - вам довелось сыграть и других персонажей «Полесской хроники»...
- Действительно, я сыграл на этом материале три роли: Василя Дятлика в спектакле и телеверсии Александра Гутковича, Чарнушку в фильме Турова и Апейку в телефильме «Дыхание грозы». Огромный кусок жизни! Но и наград получил немало: за телеспектакль - Госпремию БССР, к которой прилагалась медаль за номером 007. А за роль Чарнушки удостоился Госпремии СССР.
Василя играл и в спектакле Бориса Эрина в Купаловском театре. Вместе с Лилией Давидович в роли Ганны мы участвовали в «Людях на болоте» без малого 20 лет. Больше уже было некуда: нашим героям в первой книге трилогии по 16 лет...
- Это ваша любимая роль?
- Пожалуй, она осталась самой дорогой для меня. Хотя каждая роль, когда хорошо получается, становится любимой. Ведь более строгого судьи, чем я сам, нет. Люблю Лопотуху в «Черном замке Ольшанском», Петрока в «Знаке беды», Андрея в «Белых росах», роли в спектаклях Купаловского театра - «Поминальной молитве», «Вечере», «Павлинке», в постановках театра Белорусской драматургии «Каласы пад сярпом тваiм» и «Король Лир»...
- В конце 1980-х на Международном кинофестивале в Загребе вас назвали лучшим исполнителем мужской роли в картине «Знак беды». А в лондонском музее киноискусства этот фильм значится в списке 10 лучших картин о войне. Какие впечатления остались от этой работы?
- Василь Быков, читая сценарий, поставил перед режиссером задачу: «Петрок должен жить в картине, как уж на горячей сковородке». Поэтому на съемках старались работать на пределе эмоций и чувств. Я люблю этот образ, когда роль получается, всегда приятно. Но главное - материал, по которому написан сценарий. Это гениальное произведение Быкова о войне! Всегда помню слова моего педагога Дмитрия Орлова: «Самое главное - автор, его понимание». И в той картине главной задачей было дотянуться до понимания идеи писателя. По-моему, у нас это получилось.
- Вы один из немногих белорусских актеров, снимавшихся в Париже. Какие впечатления помнятся до сих пор?
- Да, в середине 1980-х Тамара Лисициан снимала в Париже фильм «Загадочный наследник», картину о русской эмиграции. В ней были заняты очень известные актеры, в том числе Смоктуновский, Броневой... Кроме рабочих моментов помню забавный случай. Мой герой - эмигрант, работающий сторожем на одном из парижских кладбищ. Снимали эпизод возле базилики Сакре-Кёр. Я в замызганном костюме, потрепанном таком плащике, шляпченке сел на ступеньки лестницы возле храма. Вдруг какая-то дама кладет мне в руку металлический франк. Прошу переводчика объяснить ей, что я не нищий, а артист. А он мне объясняет: «Мадам вам за работу заплатила: она вас сфотографировала». Долго я берег этот франк...

Жизнь продолжается
- Старший брат из «Белых рос» в числе самых любимых зрителями ролей, сыгранных вами. Алексей Дударев написал сценарий продолжения фильма. Какова его судьба?

- Сценарий был готов только минувшей осенью. А действие картины происходит зимой, так что эту зиму пришлось пропустить. Но снимать фильм собираются.
- А как вы вообще относитесь к продолжениям?
- Продолжение продолжению рознь. Дударев по-гениальному хитер. Новый фильм будет называться «Белые россы». Помните, герой Санаева рассказывает, почему деревня называется Белые Росы? Потому что светловолосых людей называли белыми россами... На мой взгляд, новый сценарий ничуть не хуже, а может, даже лучше первого. Но Леша Дударев говорит, что вовсе не старался переплюнуть первоначальный сценарий и актерам не надо стараться переиграть прежних героев, все равно ни Санаева, ни Новикова не переиграешь. Поэтому новый материал не воспринимается как продолжение, хотя сохраняются все действующие лица. Даже для Василия, героя Караченцова, автор нашел очень тактичный выход: он болен и ему в Германии делают операцию.
Главное действующее лицо в новом сценарии - мой Андрей, старший сын, который стал главой семьи после умершего отца. С огромной радостью и нетерпением жду начала съемок.

Когда деревья были маленькими...
- Сбылось ли все, о чем мечтали в детстве? Кстати, как деревенский парень решился стать актером? Откуда ему было знать, что это за профессия?

- Я из военных переростков: в сентябре 1941-го должен был пойти в первый класс. Но за парту сел только в конце войны, в 10 лет. С самого начала школьной жизни участвовал в самодеятельности. Первая учительница, увидев во мне усердного и безотказного парня, уговорила танцевать в школьном ансамбле, где я был единственным мальчишкой. Потом декламировал басни. Это и был первый актерский опыт. Потом участвовал в школьных постановках, а с 8-го класса сам заправлял самодеятельностью, в том числе хором. Два спектакля поставил как «режиссер» и сыграл в них главные роли. С постановкой «Русские люди» по пьесе Симонова ездили по деревням. Военкомат предоставил нам военную форму, настоящее оружие. Очень трогательный спектакль получился.
А что касается мечтаний... Хотел быть то врачом, то геологом, то летчиком. Но эти грезы разбились о прозу жизни: у меня обнаружилась сильная близорукость. Я ведь болел два года малярией, лечили хинином, побочные эффекты от которого оказались очень серьезными...
Однажды кто-то из ребят дал мне обрывок газеты с объявлением о наборе в театральный институт. Долго не раздумывая, послал документы и поехал поступать.
- С тех пор Минск стал для вас второй родиной. Здесь вы живете и работаете более полувека. Есть ли любимые места в столице?
- Пожалуй, сквер возле Оперного театра. Ведь в этом здании, на 1-м этаже 6-го подъезда, размещалось актерское отделение театрально-художественного института, а неподалеку, на Чичерина, - наше общежитие. В 8-м подъезде на 4-м этаже были зрительный зал, учебная сцена. С разрешения педагогов мы участвовали в массовках опер и балетов. И зарабатывали неплохо - 7.50 за спектакль. Между прочим, деревья и кусты вокруг Оперного театра посажены нами, студентами. Там ведь пустыня была. Сейчас по этим деревьям хорошо видно, сколько времени прошло. Сажали тоненькие хворостинки в сквере, маленькие елочки возле Свислочи, а теперь вон какие вымахали!

Театр - это святое
- Для вас важно место, где играете спектакль? Это я к тому, что родной театр сейчас реконструируется...

- Дмитрий Алексеевич Орлов наставлял нас, студентов: «Деточки, чем хуже будут условия, тем собраннее и лучше надо играть, хоть два человека в зале. Для них, как для двух тысяч, играть должны». Для меня этот наказ свят. А играть приходилось в разных условиях - в клубах, больших домах. Иногда на импровизированной сцене не хватало места. Мы выходили по очереди и говорили реплики.
Тоскую по выездным спектаклям, которых сейчас почти нет. Ездили когда-то в деревни, где люди, хоть и встают утром с солнышком, все равно приходят вечером на спектакль и два-три часа смотрят с упоением. Это для меня всегда было дорого. Увы, сейчас такие спектакли - редкость: доходы от сборов «съедаются» транспортными расходами. Последний раз «Парфена и Александру» играли в Дзержинске, зал был битком набит. Я потом спрашиваю администратора: «Сколько заработали?» А он отвечает: «Еще 55 тысяч остались должны».
- Чего, по-вашему, не хватает современным кино и театру?
- Морали и нравственности, не сочтите за высокопарность. Сейчас под словом «свобода» чаще понимают разнузданность. Как назвать явление, когда со сцены или с экрана звучит мат? А потом удивляемся, что молодежь ходит по улицам и матом кроет! Должна быть цензура, полиция нравов своего рода. Потому что в погоне за долларом забыли о порядочности и чести.
- К счастью, это не касается Купаловского.
- Пока живы, не допустим этого. Хамства у нас не будет!

Всегда в форме
- Кто или что помогает вам поддерживать жизненную энергию и трудиться без устали?

- Прежде всего жена Галина Ивановна. Мы вместе 33 года. Она деятельный, энергичный человек, мой вдохновитель и друг, самый доброжелательный и одновременно строгий критик. Галина - заслуженная артистка БССР: более 30 лет была диктором радио и телевидения. А физическую форму стараюсь поддерживать с помощью физкультуры. Я с детства был спортивным парнем: 2-й разряд по плаванию, футбол, баскетбол, волейбол. Больше 20 лет занимаюсь йогой. Немалую пользу и телу, и душе приносит и наша дача.
- Вы там отдыхаете или работаете?
- Я большой знаток и любитель картошки. Вот ее и выращиваю. Примерно 30 лет у нас дача неподалеку от Острошицкого городка. И трудимся мы на ней с супругой очень серьезно. Ведь я-то знаю: сколько пота пролил, такой и урожай будет. Зато какое удовольствие, когда на столе своя картошечка, бурачки и все такое!
- Вас трудно застать дома: репетиции, спектакли, съемки в кино и на телевидении. Неужели не устали? Казалось бы, актеру со столь успешной карьерой можно уже силы и поберечь, а свободное время посвятить себе, семье?
- Еще в студенческие годы благодаря моему любимому учителю Орлову уяснил: хорошим актером можно быть, только работая без устали - над ролью, голосом, дикцией, физической формой. А чуть позже понял еще одну важную вещь: покой для артиста губителен. Это произошло, когда работал по распределению в витебском театре имени Якуба Коласа. Все складывалось как нельзя лучше, и я почувствовал успокоение - дескать, нечего напрягаться: не в этой пьесе, так в другой работа будет. Но вовремя осознал губительность такой позиции. Поэтому, когда меня пригласили в Купаловский, согласился. Некоторые коллеги не понимали, зачем что-то менять, предупреждали, что в столице трудно придется - огромная конкуренция. Но я решился. В Минске действительно не все складывалось гладко, помню даже момент, когда меня на конкурс выставлять хотели. С тех пор всегда стараюсь быть в состоянии творческой активности.
А что касается усталости, так вам скажу: не дай бог много свободного времени. Были периоды, когда по 30 спектаклей в месяц играл, да каждый день репетиции, да еще съемки телевизионные, записи на радио. Эта круговерть уже у меня в крови. Иной раз выпадают день-два свободных, не знаешь, куда себя девать. Поэтому я счастлив тем, что полно работы и мало свободного времени.

«Вечерний Минск», № 22 (12325) от 24 февраля 2011 г.
 
200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время
 
© 2008-2012 belactors.info. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.