Белорусские актеры театра и кино Люди театра и кино Интервью, рецензии Ссылки Гостевая

   Карта сайта  Для писем  На главную
• БИОГРАФИЯ

• ТЕАТР

• КИНО

• ПРЕССА

• КОММЕНТАРИИ


Если Вы заметили неточность,
если Вы располагаете
дополнительными
сведениями, напишите
администрации
или оставьте
сообщение в Гостевой.
Спасибо.
  АКТЕРЫГВЛАДИМИР ГРИЦЕВСКИЙ

Грицевский Владимир Владимирович
Владимир Грицевский.
Фото Олега Сильвановича.

Беспалый Александр Сергеевич
Александр Беспалый.
 Грицевский Владимир Владимирович 
    О совести и любви
     Ольга Береснева

Вся история существования Театра-студии киноактера связана с энтузиазмом и самоотверженностью представителей этой профессии. Именно актеры «Беларусьфильма» хлопотали о создании театра, вложив в его организацию немало сил и энергии. Среди них были сегодняшние гости «МК» - Александр Беспалый и Владимир Грицевский

Владимир Грицевский.
Запомнился зрителям по кинолентам «Атланты и кариатиды», «Дом для Серафима», «Долгие версты войны», «Волчья стая», «Время выбрало нас», «Прикажи себе», «Смотрины», «Летние впечатления о планете», «Круглянский мост», «Кукушкины дети», «Дождливый уик-энд», сериалу «3ал ожидания». Соавтор сценариев телевизионных фильмов «Звон уходящего лета» и «Клетка для обезьяны».

Александр Беспалый,
заслуженный артист Республики Беларусь.
Сыграл более сотни больших и маленьких ролей в картинах ближнего и дальнего зарубежья. Известен актерскими работами в художественных фильмах «Государственная граница», «Третьего не дано», «Поговорим, брат», «Белые росы», «Взять живым», «Брюнетка за 30 копеек», «Люди на болоте», «На полустанке», «Черный аист», «Седая легенда», «Маленький боец», «Хочу в Америку», «Любить по-русски-2».

Известные ныне актеры знамениты не только своими кино- и театральными ролями. Спектакли театра-студии «Последняя женщина сеньора Хуана», «Похищение Елены», «Театр купца Епишкина», «Мы идем смотреть «Чапаева», «Фантазии по Гоголю», «Поле битвы» и другие, поставленные творческим тандемом Беспалый - Грицевский, пользуются неизменным успехом. Они неоднократно завоевывали призы на театральных фестивалях.
- Ответьте, пожалуйста, почему актер идет в режиссуру?
А.Б.: От желания подняться выше и поведать миру то, что не удается сказать «изнутри» актерской профессии. Ведь иногда артист так и умирает, не высказавшись до конца.
- Как начинался ваш режиссерский путь?
В.Г.: Желание ставить спектакли и снимать кино возникло не на пустом месте. Во время учебы во ВГИКе в мастерской Игоря Таланкина мы больше занимались именно режиссурой.
А.Б.: Кстати, уроки Игоря Васильевича с годами я стал постигать глубже. А тогда, тридцать с лишним лет назад, мы были в числе выпускников мастерской Игоря Таланкина. Затем вернулись на родину, в Минск, не польстившись на заманчивые предложения в Москве. Однако почти все, что нам обещали здесь, не сбылось. Хотя нас и взяли на «Беларусьфильм», и мы получали время от времени маленькие роли, их было ничтожно мало. И даже рождение Театра-студии киноактера, у истоков которого мы стояли, не воспринималось как спасение в той непростой ситуации. Становление было сложным, трудно давались первые спектакли. К слову, первым режиссером театра был Валерий Анисенко. Но, не успев развиться, жизнь в театре пошла на спад. И мы решили: надо что-то делать...
- Вам позволили взяться за постановку?
В.Г.: Нашим дипломным спектаклем была постановка «Фантазии по Гоголю». Приехав в Минск, мы мечтали осуществить ее и здесь. И в то время, учитывая сложившиеся обстоятельства в театре, руководство разрешило «попробовать, порепетировать в учебном порядке». И мы рискнули. Это была новая, переработанная версия.
- И как прошла премьера?
А.Б.: Мы жутко волновались. Знали, что в зале присутствуют чиновники из Министерства культуры. А в спектакле высказывалось немало крамольных на то время мыслей, и, благодаря особой подаче, все это легко прочитывалось. Кстати, впоследствии нас пытались упрекнуть в искажении классики, что совершенно необоснованно: в спектакле - только слова из произведений Гоголя, которые и сейчас звучат актуально.
В.Г.: Это был конец 80-х, и нам говорили: «Посадят вас, ребята!»
А.Б.: Премьера прошла с аншлагом. Спектакль включили в репертуар, на него было трудно достать билеты. После этого мы с Володей поняли, что действительно что-то можем.
- После такого успеха, наверняка, сразу взялись за реализацию новых идей?
В.Г.: Все не так просто. Свою состоятельность приходилось доказывать каждый день. Бывало, разрабатываешь пьесу, вкладываешь в нее всю душу, а поставить так и не удается...
А.Б.: Сколько их, похороненных разработок, киносценариев! У меня дома на антресолях, по словам Володи, целое «кладбище идей».
- Насколько мне известно, вы создали и свой отдельный театр, который существовал параллельно с Театром киноактера.
А.Б.: Он назывался «Ковчег». Мы нашли спонсора, у нас был свой штат, всем платили зарплату - большую, кстати, чем в нашем театре... «Ковчег» просуществовал год. За это время мы с аншлагами отыграли поставленный с Володей спектакль по пьесе Дмитрия Михлеева «И третий ангел вострубил...» - о Чернобыле. Потом совмещать административную и творческую деятельность стало очень тяжело.
В.Г.: К тому же, тогда мы занялись съемками короткометражного фильма по сценарию Ростислава Шмырева, тоже на чернобыльскую тему. Кстати, в главной роли в нем снялся известный ныне актер Алексей Булдаков.
- И все это время вы продолжали работать и в Театре киноактера?
В.Г.: Конечно. Хотя положение его было плачевным: денег не хватало, даже ставился вопрос о закрытии театра. Срочно нужно было что-то новенькое. И как по заказу подвернулась пьеса «Мы идем смотреть Чапаева» Олега Данилова. Над ней уже работали в театре, но после нескольких месяцев репетиций режиссер вдруг исчез. Дабы не бросать начатое, актеры предложили Александру (я тогда был на съемках) взяться за постановку.
А.Б.: А я начал с того, что перераспределил роли, отказался от почти готовых декораций. Актеры и художник были в шоке. Но я стоял на своем. Со мной вообще часто так бывает. Остаются считанные дни до премьеры, а я вдруг просыпаюсь утром и понимаю: «Все не так! Нужно переделывать!» Представляете, что творится в театре? Меня называют сумасшедшим. А я не могу иначе... Спектакль удался. Мы даже получили одобрение самого автора.
- С этого и начался подъем?
В.Г.: Мы, что называется, попали в струю. В театр пошел зритель. Сделали разработку постановки пьесы «Собачье сердце» по М. Булгакову, но, узнав, что на «Ленфильме» заканчиваются съемки одноименной киноленты, отказались от замысла. Вскоре у нас оказалась блестящая комедия французского автора Луи Вернейля «Похищение Елены», и мы с удовольствием взялись за нее.
А.Б.: Пьеса очень талантлива. Это тот редкий случай, где мы с Володей не ломали голову над диалогами. Но опять столкнулись с финансовыми трудностями. Спектакль до сих пор идет без качественных декораций и костюмов, хоть и с неизменным успехом. А потом мы решили поставить пьесу белорусского классика на белорусском языке. Так появился «Театр купца Епишкина» Евстигнея Мировича.
- Какую из совместных режиссерских работ вы цените больше всего?
В.Г.: Дороги все, но особенно близка и мне, и Александру постановка «Последней женщины сеньора Хуана» Леонида Жуховицкого - этакая сказка для взрослых с интеллектуальным уклоном.
- В работе с актерами бываете диктаторами?
А.Б.: Я - да! Потому что чувствую, что должно быть именно так, а не иначе. Это - выстраданное, я уже за всех сыграл и убедил себя, что все правильно задумано. Но стараюсь всегда аргументировать свое мнение. Когда не хватает слов, я показываю актеру, что хочу от него, но обязательно с оговоркой: «Так, как я, ты не сделаешь, а сделаешь во сто раз лучше!»
- Вы достаточно «хлебнули» и актерства, и режиссуры. Что «вкуснее»?
А.Б.: Для меня эти профессии взаимосвязаны, и разделить их никак не получается. Режиссура гораздо сложнее, да и трибуна, с которой говоришь, в ней повыше, но здесь больше возможностей раскрыться...
- Свое режиссерское кредо могли бы сформулировать?
А.Б.: Однозначно ответить сложно. Главное, мы никогда не «играли в зрителя», не подстраивались под него. Брались за постановку, когда хотели рассказать историю, которая нам понравилась, взволновала. А в целом все, что мы создаем - о чистоте, порядочности, совести и о любви. И еще, я не даю поблажек ни себе, ни актерам. Основное правило: сколько ты отдал в зал - столько и вернется. По-другому нельзя...

«Минский курьер», № 272 от 27 февраля 2004 г.
 
200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время
 
© 2008-2012 belactors.info. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.