Белорусские актеры театра и кино Люди театра и кино Интервью, рецензии Ссылки Гостевая

   Карта сайта  Для писем  На главную
• БИОГРАФИЯ

• ТЕАТР

• КИНО

• ПРЕССА

• ФОТОГРАФИИ

• КОММЕНТАРИИ


Если Вы заметили неточность,
если Вы располагаете
дополнительными
сведениями, напишите
администрации
или оставьте
сообщение в Гостевой.
Спасибо.
  АКТЕРЫГАНАТОЛИЙ ГУРЬЕВ

Гурьев Анатолий Викторович  Гурьев Анатолий Викторович 
    Анатолий Гурьев:
    «Никогда не соглашусь на роль
    патологического преступника»

     Наталья Рождественская

Вот актер Божьей милостью. Он и не знает, как притягивает к себе взгляды зрителей. Как ждет его появления из-за кулис публика, с искренним восхищением следит за его перемещениями по сцене. Как сопереживает его киногероям, даже не совсем и совсем не положительным, любым. Артист минского Театра-студии киноактера Анатолий ГУРЬЕВ - гость редакции еженедельника «Экспресс НОВОСТИ». В эксклюзивном интервью для вас, читатели «ЭН», актер рассказывает о себе, своих персонажах, взаимоотношениях с коллегами и о том, как он был... Дедом Морозом.

- Вы, часом, не младший брат Жерара Депардье? Сходство удивительное...
- Спасибо! Мои родные тоже считают, что мы похожи с ним... животами. А с Францией меня связывает то, что я учился в спецшколе с углубленным изучением французского языка и играл в пьесах французских драматургов.
- Именно с них началась ваша актерская жизнь?
- В 10-м классе наша классная руководительница поставила в школе пьесу Мольера «Мещанин во дворянстве». Надо сказать, что я не был лучшим учеником, зато активным... в другом плане. Заводилой, скажем так. Клара Григорьевна дала мне роль господина Журдена. Я долго не хотел, отказывался учить текст на французском. Но мы сыграли эту пьесу на «ура». Школьная шпана, с которой я конфликтовал, зауважала меня после показа. Как же, тут драки до первой крови, а он-то, оказывается, артист! С первого раза поступил в театральный институт. В детстве мне, правда, хотелось быть моряком. Но потом я здраво рассудил, что, став актером, смогу быть моряком, летчиком, космонавтом - кем угодно.
- Вы родились в актерской семье?
- В певческой. Мои мама и папа - оперные певцы. Сейчас они на пенсии. В нашем оперном театре поет моя родная сестра Анна Гурьева, лауреат международных конкурсов. Я, кстати, тоже пою по «чуть-чуть» во многих спектаклях. В постановке «Театр купца Епишкина» я вообще - купец Сладкоспевов. Но я хотел быть именно драматическим актером, со сценой познакомился лет в восемь.
- На какие роли вы категорически бы не согласились, несмотря на материальную заманчивость?
- На роль патологического преступного элемента.
- Такой «герой» из вас просто не получится - слишком доброе лицо.
- Да все можно сделать. В жизни масса обаятельных преступников, прекрасных внешне, могущих без проблем войти в доверие. Тот же Остап Бендер. Но у нас такое в сценарии понапишут, уму непостижимо. Помню, читал один - герой убивает другого... карандашом в нос. Нет, это же надо до такой глупости додуматься! Хотя в моей театральной жизни был случай оригинального убийства.
- Карандашом?!
- Еще смешнее. Пальцем. Театр-студия киноактера открывался в 1981 году спектаклем «Вся его жизнь» по пьесе Габриловича «Коммунист». Главного героя, партийно-правильного, играл Владимир Гостюхин. Я же, молодой, только окончивший театральный институт, получил роль плохого Степана. В финале спектакля я убиваю коммуниста из пистолета. Идет спектакль. Я стою - лицом к зрителям, Гостюхин - спиной. Он идет на меня, говорит реплику, я выхватываю револьвер, стреляю - осечка. Второй раз - осечка. Нет выстрелов - Гостюхин, естественно, продолжает двигаться на меня. Я бросаю пистолет и с криками: «А, сволочь, пули тебя не берут? Так я тебя ножом зарежу!» - выхватываю из-за голенища воображаемый нож, которого там нет, и со всего маху тыкаю в него... пальцем. Что остается Гостюхину? Падать на сцену «зарезанным». В театре потом долго вспоминали этот случай.
- Вы много снимались в кино. Но в последнее время фильмография с участием Гурьева пополняется не так активно, как раньше...
- Действительно, раньше сыгранных ролей было больше. Сейчас - поменьше, зато более крупные, объемные. Да и возраст такой, проблемный, что уже как-то негоже соглашаться на всякое. Последняя моя работа в кино - роль нейрохирурга в картине «Пока мы живы» Сергея Сычева. Это новый белорусский телевизионный фильм, который снимался летом 2008 года. Так получается, что я - киноактер, но больше занят в театральных постановках как в стенах родного театра-студии, так и в антрепризе. О моих любимых хотелось бы сказать особо. Это «Остров нашей Любви и Надежды» в постановке актеров А.Беспалого и В.Грицевского. Заслуженный, отмеченный многими наградами спектакль - сказка для взрослых. «Очень простая история», которую поставил главный режиссер театра-студии Александр Ефремов. Спектакль удивительный, чистый, немножко старомодный, а потому - абсолютно современный. Здесь главными героями выступают животные: коровы, свиньи, лошади. Я исполняю роль петуха. Отзывы зрителей о спектакле - самые восторженные.
- На какие из театральных премьер сезона зритель может «сходить» на Анатолия Гурьева?
- Безусловно, спектакль «Механический человек» Театра-студии киноактера, поставленный Владимиром Гостюхиным по пьесе М.Ворфоломеева. Трепетный спектакль о красивых одиноких людях с непростыми судьбами.
- Вы упомянули об антрепризе...
- Речь идет о спектакле «Супница» по пьесе французского драматурга Роберта Ламуре. Эта антрепризная постановка собрала артистов из разных минских театров. Но мы все в процессе работы настолько сдружились, что стали почти родными. Я бы хотел поблагодарить продюсера Антона Крайко, который на свои деньги смог осуществить задуманное, дав возможность белорусским зрителям порадоваться хорошей комедии, без пошлостей и банальностей. Кто еще не видел «Супницу» - сходите, советую.
- Мне спектакль понравился. Есть над чем посмеяться, о чем погрустить и задуматься...
- Настоящий театр таким и должен быть. Почему на спектакли Театра-студии киноактера почти всегда аншлаги и билеты раскупаются мгновенно? Потому что везде чувствуется душа и искренняя любовь к зрителям. Настоящая, без заигрывания. Помню, у нас шел спектакль «Комедия о Лисистрате» Аристофана. Так лишний билетик спрашивали у магазина «Ромашка» - на спектакль было не попасть! Или «Смотрите, кто пришел» 1983 года - скандальная по тем временам пьеса В.Арро. Кто пришел-то? Банщик, парикмахер и бармен - новые хозяева жизни. Интеллигенция - никто, всегда без денег, рефлексирующая по любому поводу. Сейчас общество привыкло к этому, а тогда, в Советском Союзе, никто и помыслить о таком не мог. Пьеса вызывала споры, но шла везде на «ура». Я играл банщика и, помню, так завидовал своему персонажу Толику! Молодой, здоровый, красивый, нормальный парень. Все у него есть - деньги, квартира, мебель. И мечта - открыть свою баню, свою. Во времена СССР это было почти провокацией. Помню, как мы - советские актеры - подделывались под таких «хозяев жизни». Приходилось просить в баре красивые бутылки из-под джина, виски - они же не могут пить то, что пьет весь остальной народ. Сигареты были только «американские». На магнитофон «Весна» наклеивалась табличка «SONY», на джинсы «Орбита» - что-то типа Wrangler. Теперь смешно, а тогда все это было круто.
- Скоро Новый год. Вы, будучи студентом, Дедом Морозом не подрабатывали?
- Один раз было такое. Помню, меня пригласили в одну семью к умному 4-летнему ребенку. Новый Год был, как сейчас, в последние годы - с дождем. Шуба, борода, мешок - все было при мне, кроме валенок. Я был обут в туфли на платформе. Пришел поздравлять, все нормально, ребенок рассказал стишок. И тут он бросает взгляд на мои ноги: «Ты ненастоящий Дед Мороз. Ты меня обманул!» Как, что такое? - «Настоящий Дед должен быть в валенках, а у тебя туфли!» Мне пришлось долго уговаривать его, мы смотрели в окно на ливень: «Я же не могу ходить в валенках под дождем. Ноги промокнут, а я уже старый, боюсь простудиться». Кое-как уговорил. Больше я таких экспериментов не проводил. Не мое это. Я больше люблю, когда праздник приходит ко мне сам.
- Если бы вы сейчас писали письмо Деду Морозу, что бы вы у него попросили?
- Когда мой сын был маленьким, он написал следующее, корявыми буквами, с огромным количеством ошибок: «Дедушка Мороз! Подари мне, пожалуйста, коньки, клюшку и шайбу. А если этого у меня не будет, значит, тебя нет!» Письмо это, кстати, сохранилось. Что бы я написал в письме? Никаких вещей я бы уже не просил. Заказал бы здоровья своим родным, любимым, себе. Душевного спокойствия и умиротворенности. Будет здоровье - будет все!

«Экспресс НОВОСТИ», № 51 (591) от 18 декабря 2008 г.
 
200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время
   
© 2008-2012 belactors.info. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.