Белорусские актеры театра и кино Люди театра и кино Интервью, рецензии Ссылки Гостевая

   Карта сайта  Для писем  На главную
• БИОГРАФИЯ

• ТЕАТР

• КИНО

• ПРЕССА

• ФОТОГРАФИИ

• ДИСКОГРАФИЯ

• КОММЕНТАРИИ


S°unduk
Официальный сайт
группы «S°unduk»


Если Вы заметили неточность,
если Вы располагаете
дополнительными
сведениями, напишите
администрации
или оставьте
сообщение в Гостевой.
Спасибо.
  АКТРИСЫХАННА ХИТРИК

Хитрик Анна Сергеевна

«Ивонна, принцесса Бургундская»
 Хитрик Анна Сергеевна 
    Дочь сыграла мотылька
     Христофор Груша

Анин отец-актер погиб, когда она была совсем маленькой, и она не собиралась становиться актрисой. Но стала

В созвездии актеров белорусского Купаловского театра, который завершает гастроли в Городе, мы не могли не заметить молодую актрису Анну Хитрик.
В жизни случаются мимолетные чудеса. Вот недавно на киевских газонах утром вдруг вспыхнули одуванчики и напомнили о весне. Это вспомнилось именно в связи с визитом белорусов, и вот почему. В конце 70-х годов в Киеве, в Русской драме, работал актер Сергей Хитрик. Он приехал к нам из Беларуси и уехал в Челябинск, где вскоре погиб в автокатастрофе. Он был рыжий, светлый, высокий - одуванчиков такого роста не бывает. Хитрик был заметен, его у нас помнят, хоть он и немного сыграл. И вот сейчас мы увидели на сцене его дочь.

- Аня, когда я увидел ваше имя на афише, как-то и не подумал, что вы дочь Сергея Хитрика. Мало ли однофамильцев? Но когда увидел вас в спектакле «Сымон-музыка», вспомнил фразу, когда-то сказанную вашим отцом: «Я большой, меня много, а иногда хочется сыграть бабочку, мотылька какого-нибудь!» И я подумал: а ведь Хитрик таки сыграл мотылька - вот он! И я понял, что вы его дочь. Это было необыкновенное узнавание! В вас на сцене есть нечто от отца - при том, что вы не помните ни его, ни маму, и вам неоткуда было брать эту «похожесть», подсмотреть ее, и это удивительно. Вообще, как случилось, что вы стали актрисой?
- А я не хотела стать актрисой. Мой второй отец, Юрий Кухаренок, папин друг, актер минского ТЮЗа, водил меня в театр, и за кулисы тоже, и я очень рано поняла, что, например, дядя Ветер - это совсем не Ветер, а дядя Ваня Шрубейко или еще кто-то, и для меня не было в этом тайны, пропал секрет театра, и я себе говорила, что не буду актрисой, хотя в школе участвовала во всех конкурсах, КВН, сценки там разные. А тем более, в школе мне говорили, что я не стану вообще никаким серьезным специалистом. Ведь я музыкальную школу забросила, там еле поставили тройку, а в простой школе мне нравилась только литература, а остальные предметы я избегала. И мне сказали: ну, будешь поваром или парикмахером, потому что я хорошо готовила и хорошо стригла!
В десятом-одиннадцатом классе я начала бунтовать, кричала: «Я тоже могу!» - но никак не могла понять, чего же я хочу. А мой сводный брат Глеб перед тем поступал в Академию искусств (где мой папа учился) - и не поступил, там был очень большой конкурс. И мне говорили: вот, даже брат не поступил, а у тебя такой талантливый брат! А мы с ним немного соперничали, и я сказала: «А вот я поступлю!» Все говорили: ой, не надо, иди лучше в какое-нибудь училище!
Но я не собиралась, честно говорю, становиться актрисой. Насколько понимаю, характером я в папу - бесшабашная душа нараспашку... не знаю, как я поступила! Когда уже закончила Академию, мой педагог сказал: он думал, что я сумасшедшая! Потому что я такое творила на экзамене: забывала тексты, со мной был нервный шок, я начинала смеяться, где надо было плакать, педагог от смеха залез под стол, и меня взяли! Причем взяли на кукольное отделение. А уже на третьем курсе предложили попробоваться в драматической роли, во втором составе в спектакле «Брат мой Симон». Кажется, получилось, ну и пошло-поехало, на фестивале в Тольятти критики хорошо отозвались, и руководство Купаловского театра сказало: ладно, давайте пропробуем, и вот пробуют уже шестой год.
- Когда поступали в Академию - там знали вас как дочь Хитрика?
- Нет. Я никому не говорила.
- А фамилия?
- Вы ведь тоже сначала подумали, что это всего лишь фамилия? Вот и там так было. Я ведь на папу не похожа в жизни, на сцене - больше, у меня его мимика. Но то - на сцене. А в Академию мне хотелось поступить самой, а не благодаря имени отца, ведь если бы они знали, что я дочь Хитрика, они, может, и не сделали бы для меня ничего, но я бы потом все равно думала, что поступила благодаря папе, а мне важно было самой добиться чего-то. И вот теперь, когда уже появилась «моя публика», когда меня всюду зовут играть, и если теперь кто-то спрашивает: «А это не ваш ли отец Хитрик?» - я с гордостью могу ответить: «Да, мой!» Кстати, именно сейчас и стали спрашивать, а раньше не спрашивали.
- Киевляне вас видели, кроме «Сымона-музыки», в спектаклях «Маэстро», «Ивонна, принцесса Бургундская». Вы вообще много играете?
- Мне, кажется, везет, у меня одна из самых больших занятостей в театре, грех жаловаться. Но мне всегда мало... Вот вы напомнили, как папа говорил про мотылька - а я в нашем ТЮЗе сейчас репетирую пьесу, которая называется «Мотылек», буду играть Солдата, главную роль, спектакль ставит известный белорусский режиссер Николай Пинигин.
А еще я очень люблю петь, это у меня, наверное, от мамы, и у нас есть музыкальная группа, мы ее создали год назад, я там солистка, группа называется «Дети детей».
- Почему так называется?
- А я не знаю! Потому что мы все действительно - дети детей, тут даже нечего объяснять. Есть одна песня, которой я начинаю каждый наш концерт и каждую нашу репетицию, я ее пою в память о родителях, хотя слова не мои, моя только музыка. Всегда думаю о родителях, хотя мало чего о них знаю.
В группе нас трое, это актеры нашего театра - Дима Есеневич и Миша Зуй, ребята играют на гитарах, а я солистка. Группа не попсовая, как говорится, «неформат», потому на радио, где «мальчонки-девчонки», нас не крутят, но есть ди-джеи, которые рискуют, и вроде слушателям нравится. Сами пишем песни, музыку, аранжировки - все сами.
- Вы в спектаклях поете где-то, кроме спектакля «Маэстро»?
- В «Дикой охоте короля Стаха» - играю Надзею Яновскую, и там есть песня. Еще пою в «Альпийской балладе», где играю итальянку Джулию.
- Кажется, среди спектаклей, показанных в Киеве, для вас особый - «Ивонна, принцесса Бургундская», это так?
- Да, это трудный спектакль, но один из самых моих любимых. Тут режиссер поставил меня в достаточно тяжелую, почти тупиковую ситуацию. У Ивонны там всего пять реплик и много молчания, она только смотрит - и все. И всех раздражает этим своим молчанием. Кто она такая? Об этом нигде не написано у автора, Гомбровича. Мы решили, что Ивонна - даже не совсем человек, а нечто такое в человеческом обличье, может - Правда, которая в чистом виде никому никогда не нужна, а лишь по чуть-чуть. И вот она умирает от разрыва сердца, а король говорит: «Подавилась косточкой!» То есть, с правдой можно вот так поступить - сказать о ней простую неправду...
На фестиваль в Люблине, к столетию Гомбровича, из разных стран привезли, кажется, четыре «Ивонны...», и, по оценкам критиков, наш, минский спектакль, был ближе всего к Гомбровичу.
-Вы раньше бывали в Киеве?
- Нет, не была. У меня здесь очень странное ощущение... Киев кажется слишком большим, почему - не могу понять. Вот я была в Москве - ведь огромный город, а для меня он маленький, муравейничек такой, по ощущению. А здесь как-то много всего: много воздуха, много влаги, всего много, и как будто я здесь совсем одна, и здесь мне как-то грустно и одиноко. И дело не в людях вокруг, а во мне.
А зритель здесь хороший. Людей на наших спектаклях было меньше, чем бывает в Минске, но это был понимающий зритель, которого не бывает слишком много.
- Вы заходили в Русскую драму, где работал ваш отец?
- Да, но просто заходила и все. Ни с кем не говорила. Перед приездом была мысль - поспрашивать, может, кто-то знал папу, поговорить. Но когда приехала, поняла, что не хочу спрашивать, а лишь смотреть.
- Вы знали, где в Киеве жил ваш отец? Если стоять лицом к фасаду Русской драмы, там слева, на втором этаже примыкающего дома, есть окно. Там раньше были гостинки театра. В первой проходной комнате жил наш Анатолий Хостикоев, рядом - ваш отец. Его окно - последнее в ряду, дальше уже фасад театра.
- Спасибо, я обязательно увижу это окно... Знаете, Киев - хороший, но я его мало видела. Есть у меня такая беда: если еду в какой-нибудь город, в который давно хотела попасть, я, может, от волнения, обязательно там заболеваю и не успеваю увидеть всего, что хотела...

«Газета по-Киевски» от 18 октября 2006 г.
 
200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время
 
© 2008-2012 belactors.info. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.