Белорусские актеры театра и кино Люди театра и кино Интервью, рецензии Ссылки Гостевая

   Карта сайта  Для писем  На главную
• БИОГРАФИЯ

• ТЕАТР

• КИНО

• ПРЕССА

• ФОТОГРАФИИ

• КОММЕНТАРИИ


Официальный сайт Анатолия Кота
Официальный сайт

Если Вы заметили неточность,
если Вы располагаете
дополнительными
сведениями, напишите
администрации
или оставьте
сообщение в Гостевой.
Спасибо.
  АКТЕРЫКАНАТОЛИЙ КОТ

Кот Анатолий Леонидович
Фото Кирилла Виноградова


Кот Анатолий Леонидович
 Кот Анатолий Леонидович 
    «...Я стал матерым Котом!»
     Ольга Гомонова

Сегодня гость нашей «зарубежной» рубрики — Анатолий Кот, хорошо знакомый белорусскому зрителю по фильмам «Поводырь», «Еще о войне», «Дунечка», «Анастасия Слуцкая», «Война», «Оккупация. Мистерии», «Я помню...», «Щит Отечества» и др.

Анатолий Кот - один из самых востребованных актеров на сегодняшний день. Служит в театре под руководством Армена Джигарханяна в Москве. Снялся более чем в двадцати фильмах. Имеет призы и награды, в частности: приз «За лучшую мужскую роль» в фильме «Анастасия Слуцкая» на XII Открытом фестивале «Киношок» и приз «Хрустальный Аист» как лучшему актеру за работу в фильме Д. Лося «Война» на V Национальном кинофестивале.
Этот разговор состоялся в день спектакля «Molly Sweeney», который был поставлен по пьесе ирландского автора Брайана Фрила. Пьеса, кстати сказать, получила 5 престижных литературных премий, а премьера ее состоялась в Дублине в 1994 г. Пьеса о женщине, которая, прожив большую часть жизни слепой, в 41 год решается на операцию и обретает зрение. Но не потеряет ли она счастье? Впрочем, у каждого героя этой пьесы своя драма.

- Анатолий, пару слов о спектакле.
- Это очень интересная пьеса, неоднозначный спектакль, который весь состоит из монологов. В нем много медицинской лексики, детских воспоминаний, в общем, непростой для постановки и для восприятия. И от актера требует больших душевных затрат. В этом спектакле я играю мистера Раиса, врача-офтальмолога, некогда лучшего в мире, но спивающегося. Именно он соглашается оперировать Молли Суини.
- Мистера Раиса не назовешь высокоморальным персонажем. Вам нравится играть отрицательных героев?
- Я не делю героев на отрицательных и положительных. Разве кто-то сам себя считает отрицательным? Каждый человек оправдывает себя тем, ради чего он совершает тот или иной поступок. А вот что им движет, чем он способен пожертвовать, чтобы добиться своей мечты - вот это более важно. А так, есть люди - просто люди.
- А как вы работаете над ролью, что помогает создать образ?
- Какого-то определенного шаблона у меня нет. Каждый раз это индивидуально. Иногда что-то рисую на полях во время репетиции. Иногда вдруг верно найденная деталь костюма, пластический элемент может решить образ персонажа. Часто мне помогает разговор с режиссером. Я интересуюсь, какой у моего героя может быть прообраз в литературе, к примеру. Я беру, перечитываю это произведение, чтобы лучше понять замысел режиссера. Очень помогает.
- А в каких спектаклях вы сейчас заняты в театре Джигарханяна?
- В четырех спектаклях. Это «Три сестры», «Molly Sweeney», «Требуется лжец», «Она в отсутствии любви и смерти». И идут репетиции «Дяди Вани» Чехова.
- 2009 год, год Быка, ваш год. Наверное, он должен быть очень удачным для вас?
- Мне грех жаловаться. Последние полгода не было ни выходных, ни проходных. Я был весь в работе, как и мечтал. Только что закончились съемки телесериала «Маргоша». Действительно, живой, интересный сериал, имеет высокий рейтинг (сами смотрим в интернете). В этом году ожидается его продолжение. Идут съемки эпопеи «Солдаты» и репетиции в театре. О более эфемерных планах я пока умолчу.
- Вы ходите на тусовки в Москве? Это важно, чтобы попасть, к примеру, в крупнобюджетную картину?
- Я не знаю. Думаю, это дело случая в нашей профессии. Я не тусуюсь. Просто физически не успеваю. Иногда схожу на премьеру к друзьям. Вот, пожалуй, и все. Может, и надо, чтобы попасть в картину миллионов так на тридцать шесть. Может, потому и не зовут! (Смеется).
- Самые яркие этапы вашей биографии?
- Думаю, первый - это когда во втором классе я вышел на сцену в детском спектакле «Котенок по имени Гав». Остались очень яркие впечатления: первый выход на сцену, первый грим. Потом детская театральная студия при Белсовпрофе. Далее, встреча с режиссером Валерием Мазынским, работа с немецким режиссером Моникой Добровлянски и сотрудничество с уникальным режиссером Владимиром Ячменевым в Москве.
- Я думала, вы упомянете фильм «Анастасия Слуцкая». Все-таки призы за лучшую мужскую роль...
- Я бы из кино вообще ничего не назвал. Понимаете, кино, оно уже как бы снимает сливки, которые актер нарабатывает в театре. По крайней мере, у меня такое ощущение. Сейчас очень ускорился процесс в кино в том плане, что приходится считать деньги и поэтому снимать по максимуму. Времени на доработку образа, репетиции, размышления остается очень мало. Поэтому приходится максимально концентрироваться и выдавать эти «сливки». А нарабатываются они именно в театре.
- Вы волнуетесь перед выходом на сцену?
- Конечно. И сильно волнуюсь. Но я концентрируюсь, собираюсь. Это надо преодолеть.
- Вы стали актером потому, что это вам легко давалось?
- Я стал актером потому, что мне очень нравится играть. На самом деле - очень нравится. А получается, не получается - другой вопрос. Хотелось бы, чтобы получалось.
- Знаю, что у вас есть еще два брата и две сестры. Как удалось вашим родителям воспитать пятерых талантливых детей?
- Да, действительно. У меня два старших брата - военные. Один из них закончил вуз с золотой медалью, другой - прекрасный фотограф. Одна из сестер пишет иконы, а самая младшая - актриса театра кукол в Минске. Считаю, пошла по моим стопам.
А родители у меня простые: мама - химик, папа - электрик. Правда, говорят, прадед на скрипке играл. Родители много работали, чтобы просто прокормить такую ораву. Но то, что мы такими выросли, это все благодаря им. Мне кажется, важно заложить основные принципы в ребенка: трудолюбие, уважение к родителям. И чтобы у него была какая-то заинтересованность в чем-то, не только в компьютере, как сегодня. Просто мои родители нам не мешали. Не говорили, что я вижу тебя тем-то и тем-то, даже не направляли, просто не мешали. И конечно, мы между собой были очень дружны.
- С кем вы дружите из актеров?
- С Джемалом Тетруашвили, Олегом Гарбузом.
- А из москвичей?
- Вы спросили про друзей. К сожалению, с годами друзей становится не больше, их становится меньше. Я много вкладываю в понятие дружба. Все друзья уже заведены, и заведены они в Минске.
- Есть разница между сегодняшним актером Анатолием Котом и им же десять лет назад?
- Да, я стал матерым Котом.
В Москве меньше времени на нюни. Я стал не то чтобы грубее, но некоторая толстокожесть появилась. Не позволяешь себе расслабиться и уйти в запой, а то выбьешься из обоймы только так. В Москве есть слово «надо». В немецком языке есть такой глагол müssen - должен.
- А немецкий язык еще не забыли?
- К сожалению, без практики стал забывать. К сожалению, так как мне очень нравится этот язык. Когда я приехал в Германию? языка не знал вообще. Мог сказать только Ich liebe dich. Это была, конечно, авантюра. Меня пригласили играть на немецком языке, и я сказал, что, конечно, выучу язык. Было очень тяжело. Даже было желание сбежать - так было трудно. Но преодолел - учил, учил, учил...
После этого немецкого опыта понял, что я, по сути, космополит. И мне все равно где жить, если есть интересная работа. Что мне egal - все равно, как говорят немцы, могу работать где угодно. Я потому и уехал в Москву, за реализацией. Здесь больше платят, больше возможностей, встреч с интересными людьми. Я человек в быту очень неприхотливый: могу залить кипятком «Доширак» и питаться одними макаронами. Не это главное. А в Минске у меня осталась только одна нереализованная мечта - поработать с Николаем Пинигиным.
- Какую бы роль режиссер Анатолий Кот предложил актеру А. Коту, чтобы максимально раскрыть его талант?
- Не знаю. Мне нужен кто-то еще, режиссер как минимум. Предлагают - играю. Очень хотел бы восстановить спектакль «Записки сумасшедшего». Вот это - большая мечта.
- Это спектакль, который вы играли в Берлине?
- Да. Это моноспектакль на немецком языке.
- Актер один на один с публикой, да еще и немецкой. Страшно?
- Волновался больше, чем перед первым выходом на сцену. Но боялся до, а выйдя на сцену - все, пошел процесс, надо держать зал, делать. Если грамотно все отрепетировать, простроить... Я это сделал и для себя понял, что все возможно.
- А у вас есть какие-нибудь увлечения, может, вы играете на скрипке или рисуете?
- Нет, к сожалению. Тут почитать бы успеть. Но необычный музыкальный опыт у меня был. Я принимал участие в постановке на музыку Евстигнея Фомина «Орфей и Эвридика», для симфонического оркестра, хора басов и двух чтецов, которыми были я и моя партнерша (Орфей и Эвридика). Это было в Германии. Остались ярчайшие впечатления: передать эмоции вместе с музыкой, с настоящим оркестром. Я ощущал себя музыкальным инструментом. Надо было попасть в размер, что, согласитесь, для человека без музыкального образования достаточно сложно. Это было супер!
- Вам важно, что о вас говорят, как отзываются о вашей работе?
- Ну, конечно, важно. Важно мнение режиссера, с которым работаешь. Важно, как тебя принимает публика, сколько ты тратишься, и насколько эта трата доходит до зрителя, понимает ли он тебя. Ведь можно затрачиваться впустую. Хотя сейчас более значимо для меня мнение людей понимающих.
- Вы себя ощущаете уже российским актером?
- Паспорт и душа у меня белорусская. Я очень люблю и Минск и Беларусь. В Москве я не чувствую себя своим. Но, к сожалению, в Минске своим меня уже не считают. Этакий свой среди чужих, чужой среди своих...

«На экранах», № 5 (618), май 2009 г.
 
200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время
 
© 2008-2012 belactors.info. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.