Белорусские актеры театра и кино Люди театра и кино Интервью, рецензии Ссылки Гостевая

   Карта сайта  Для писем  На главную
• БИОГРАФИЯ

• ТЕАТР

• КИНО

• ПРЕССА

• ФОТОГРАФИИ

• КОММЕНТАРИИ


Если Вы заметили неточность,
если Вы располагаете
дополнительными
сведениями, напишите
администрации
или оставьте
сообщение в Гостевой.
Спасибо.
  АКТРИСЫМБЕЛЛА МАСУМЯН

Масумян Белла Амовна  Масумян Белла Амовна 
    Аристократка духа
     Татьяна Орлова

В центре Минска, в районе цирка, можно встретить красивую женщину в модной шубке, выгуливающую крохотного серебристого пуделя. В ней есть что-то отстраненное и загадочное. Лицо с чуть заметным восточным шармом. Открытая, всегда доброжелательная улыбка... Какой-то тайный знак был в том далеком 1963 году, когда мы познакомились с Беллой Масумян, теперь моей давней подругой народной артисткой Беларуси. Выпускной курс театрального института приехал на дачу к своему педагогу Дмитрию Алексеевичу Орлову - с капустником, цветами, тортом и некоторым количеством спиртного. Институт окончен. Они прощались. Позади некая особая атмосфера теплого семейного дома. А впереди...

Около дачки на краю поселка на сосне только что повешены качели. Белла их сразу же облюбовала. Когда закончились розыгрыши и угощение, а объединенные щемящей тоской расставания и легким флиртом однокурсники разбрелись по ночному лесу, Белла все раскачивалась и раскачивалась на этих детских качелях. Ее обхаживали и увлекали. Она молча улыбалась и отказывалась. Так продолжалось до рассвета. Пели. Звучала гитара. Никто не прилег на заботливо расставленные раскладушки. Я завороженно смотрела на эту черноглазую девушку с загадочной полуулыбкой. Ничего, кроме яркой красоты и магических глаз, не говорило о ее будущей профессии - актрисы.
Спустя пару десятилетий судьба привела Беллу в тот же самый поселок и лесок юности: ее дача в нескольких сотнях метров от тех давно истлевших ночных качелей. Все неспроста. Позже я узнала, что отец ее был летчиком-испытателем. Возможно, тяга к полету, к небу - с детства. Но это оказались еще и качели судьбы. В сущности, каждая жизнь - взлет и падение, вверх и вниз. Одной из первых, любимых, была роль в спектакле «Двое на качелях». Ее она играла более двадцати лет на сцене Русского театра им. Горького. Попала туда по распределению и служит этому театру по сей день.
Долго была дублершей знаменитой Александры Климовой и в полной мере испытала несправедливость: что значит быть второй. Вообще, актерская профессия уникальна: актеру приходится пользоваться не только чужим литературным материалом, но и вероломной, изменчивой, таинственной субстанцией - самим собой.
Белла оказалась актрисой классики, но не попала в спектакли по пьесам Шекспира, Шиллера, Мольера, Теннеси Уильямса, ненадолго мелькнула в чеховских «Трех сестрах». Пока репетировала, испытывала полное счастье. Спектакль шел недолго - счастье закончилось. Поражала всех тем, как проживала любую роль - страстно и трепетно. Все рвалось и рыдало внутри. Коллеги подшучивали: ей только дай возможность пострадать, она над любым вымыслом слезами обольется. Несовременно как-то. Неразумно. А Белле все равно, что говорят: у нее своя жизнь, малопонятная постороннему. Не по фактам, а по сути своей - несовременная и прекрасная.
- Я человек, закрытый для других, - скажет она мне однажды.
Больше всего на свете Масумян любит и умеет рассказывать про любовь - чувство неустойчиво-неуловимое, сотканное из надежд и разочарований, взлетов и падений. Она умеет так раскалить зрительный зал, что тот вздрогнет от состраданий и аплодисментов. Любой рассказ о неразделенной, потерянной и найденной любви, об ушедшей навсегда и все же навсегда оставшейся, получается у нее космическим и нафантазированным одновременно. Это может быть любовь к мужчине, ребенку, делу, жизни. Не имеет значения, к кому и к чему. Оголенные нервы. Словно видно, как кровь по венам бежит.
Любой артист, как на канате, балансирует между искусством и реальностью. У каждого свой жизненный опыт, богатый или бедный. Как артист домыслит, дочувствует - так и зритель поймет рассказанную ему историю. «В театре надо творить чудо», - любит повторять Белла.
Недавно она рассталась с одной из любимых ролей в спектакле «Рулетка». Там ее величали старой актрисой, даже зло обзывали старухой, чтобы сделать больней. А она - моложавая и красивая той редкой красотой, когда прожитая жизнь не уродует, не сгибает, а освещает внутренним светом мудрости и доброты. Говорят, с возрастом все стремительно теряется, но есть люди веселые, необременительные. Их душа и характер прорисовываются на лице. Седина и морщинки по-своему украшают. Такую женщину Масумян играла.
Еще в начале пути у нее была главная роль в пьесе, написанной коренной минчанкой Еленой Поповой о людях, которые после войны восстанавливали Минск, мирились с нехваткой еды, удобств. Героиня Масумян по имени Ольга помещает объявление в вечерней газете, в котором зовет жильцов снесенного барака вернуться в то далекое грустное и радостное прошлое, к эталону чистоты, искренности, надежд. Зачем затевать суд совести и вмешиваться в устоявшуюся жизнь? Зачем вмешиваться в то, что чьи-то надежды похоронены бытом, легкомыслием, обстоятельствами? Но все пришли по странному объявлению, зная точно: дома по названному адресу нет. Просто человек искал человека...
- Я люблю ощущение парения в роли. Как будто я ее сама придумала, сама сделала и чуть ли не сама пьесу написала, - признается Белла Амиковна.
Наш трезвый рациональный век без сентиментальностей отметает старомодных людей, не сумевших идти в ногу с сегодняшним временем. Однако эти люди удивительно интересны, потому что свободны и естественны в проявлениях чувств, хранят собственное достоинство, не гонятся за лидерством. Масумян любит такие роли. Сегодня у нее их сразу три, очень разные: Валентина в спектакле «Валентин и Валентина», собирательная Кенгуру, Оно без пола, потолка, рукомойника и возраста в спектакле «Я верю в гороскопы», Розовая Дама в спектакле «Оскар и Розовая Дама».
Эти странные создания мыслят парадоксально. Так, например, Кенгуру на вопрос: «Ты что, артистка?» уверенно отвечает: «Да, клетки в цирке чищу». Актриса уверена, что задача актерской профессии - чистить человеческие души и вселять надежду.
В каждом из названных спектаклей витает дух смерти. Любимый, не ставший мужем Валентин. Сосед по питерской коммуналке Булгаков. Умирающий мальчик Оскар. Все они для героинь Беллы Амиковны - не ушедшие, а живые. Она подставляет им свое плечо и убеждена:
- Единственное решение у жизни - это жить...
- А публика со временем меняется?
- Конечно. Прежде зритель был постоянный, знакомый. Казалось, я многих давно знаю в лицо. Сейчас приходят вежливые, но случайные люди. Я бы сказала - разовые. Куда-то делись прежние удивительные зрители, которые все про театр знали. Сейчас зрители очень благожелательны, в конце спектакля встают и аплодируют долго. Но мне почему-то кажется, что им все равно, кто и как играет.
- Им не все про артистов можно рассказывать?
- Конечно. Нельзя рассказывать бытовых подробностей, о низких зарплатах, о дрязгах, интригах. Светская хроника не откроет тайн творчества. А театр - это тайна и чудо.
- Выходит, надо создавать иллюзию, что артист находится над шелухой быта и среды, в которой обитает. Живет словно на облаке. И нельзя раскрывать, какими усилиями создается красота твоей внешности и дома? Кстати, там, где ты появляешься, от тебя глаз нельзя отвести. Это усилия стилиста, портнихи?
- Смешно. Свой образ и свой имидж настоящая женщина должна создавать сама. Теперь принято, чтобы тебя кто-то лепил. Но я абсолютно все умею делать сама: шить, готовить, выращивать цветы, ухаживать за больным, придумывать интерьер... Все это делать интересно и радостно, особенно, если кто-то замечает и оценивает. Это тоже и спектакль, и игра, и жизнь. Иногда думаю, что два часа на сцене живу, а потом дома играю... Или наоборот... Не знаю. Театр - то, что чувствуешь кожей. Живая эмоция. Оголенные нервы.
Не забуду, как играли пьесу для двоих «Наедине со всеми» с моим однокурсником Леней Крюком. За десять минут до финала во время напряженной сцены чувствую, что ему плохо. Он не по тексту кричит: «Родненькая моя!», сползает на пол. Я кричу в зал: «Помогите! Он умирает! Врача! Есть врач?..» Никто не засуетился, не помог. Думали, так надо. А Лени не стало. Это на тему о том, где жизнь, а где - игра...
Белла Масумян по духу - настоящая аристократка. Для меня в понятие «аристократизм» включены красота, ум, искренность, любовь, верность и поиск Бога. На столе у Беллы всегда горит свеча, а в комнатах тихо позванивают от движения воздуха многочисленные колокольчики, которые она коллекционирует.

«Минский Курьер», № 1419 от 11 марта 2008 г.
 
200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время
 
© 2008-2012 belactors.info. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.