Белорусские актеры театра и кино Люди театра и кино Интервью, рецензии Ссылки Гостевая

   Карта сайта  Для писем  На главную
• БИОГРАФИЯ

• ТЕАТР

• КИНО

• ПРЕССА

• ФОТОГРАФИИ

• КОММЕНТАРИИ


Если Вы заметили неточность,
если Вы располагаете
дополнительными
сведениями, напишите
администрации
или оставьте
сообщение в Гостевой.
Спасибо.
  АКТРИСЫМТАМАРА МИРОНОВА

Миронова Тамара Васильевна
Фото Александра Ружечка.
 Миронова Тамара Васильевна 
    Чувства без слов
     Валентин Пепеляев

Однажды на съемках она била вантузом звезду фильма «Бумер»

Актриса Тамара Миронова долго и успешно играла в театре. Сначала - в Бобруйске, потом - в столице у Михаила Трухана в знаменитом театре «Дзе-Я?», после - в театре «Вольная сцена», сейчас - в Национальном академическом театре им. Я.Купалы.
Но отношения с кино, как и у большинства белорусских актрис, определялись избитым тезисом: любовь без взаимности.
Но неожиданно судьба подарила встречу с талантливым московским клипмейкером Михаилом Сегалом, который для своего полнометражного дебюта выбрал сценарий белорусского классика Алеся Адамовича. Не побоюсь высоких слов, но впервые после Тамары Макаровой и Стефании Станюты на прежнюю высоту ей удалось поднять хрестоматийный образ матери, являющийся для белорусского кинематографа знаковым. Все знают, как легко в военной драме соскользнуть в псевдопатетику, в плакатность. Создателям фильма «Франц + Полина» этого удалось избежать.
Мы познакомились с Мироновой на кинофестивале «Киношок-2006», где Тамара Васильевна вместе с творческой группой представляла фильм. Вела себя скромно, было заметно, что антураж фестиваля ей еще несколько непривычен. После возвращения мы поговорили с актрисой в осеннем сквере у Купаловского театра о причинах успеха фильма.

- Мне кажется, фильм получился именно белорусский, - начала Тамара Васильевна. - Очень трудно определить, чем белорусская женщина отличается от остальных. Думаю, россиянки или украинки более открытые, более шумные. Белоруски же не всегда так эмоционально выражают свои чувства. Особенно сельские женщины. Мне хотелось, чтобы моя героиня была типичной белоруской. Тем более что режиссер Михаил Сегал тоже этого хотел. Да, он человек сегодняшний, городской. В военных действиях не участвовал. Но посмотрел на эту тему как художник. И фильм получился, как ни странно, красивым. Даже не знаю, можно ли так говорить: красивый фильм о войне.
- Может, изначально белорусскость была заложена в сценарии Алеся Адамовича? Хотя Сегал говорил, что они его перерабатывали?
- Да. Они убирали разговорные тексты. Наташа Адамович была немножечко шокирована. Но я ей говорила: «Пойми, это кино. В нем другие выразительные средства». Они правильно сделали. Фильм, прямо скажем, немногословный. Зато чувства затягивают.
- У вас в фильме совместная сцена со звездой фильма «Бумер» Андреем Мерзликиным. Он там говорит по-белорусски. Он понимал вообще, что говорит?
- (Смеется.) Играю с ним уже не первый фильм. Как ни встречаемся - везде совместные сцены. Сериал «Вокзал», например. Он там милиционера играл, я - начальницу уборщиц. Потом играли у Сергеева в сериале «Земля и небо». Там я его била вантузом.
- То есть творческий контакт у вас с ним уже был налажен?
- Да. Но по-белорусски он, хоть ты его убей, текст сказать не мог.
- Но у него же там совсем короткие фразы.
- Да, абсолютно! Там вообще нечего говорить. Самое интересное, что мы опять недавно встретились с ним на съемках и он полностью мне выдал эти белорусские фразы! Так они ему запомнились!
- Люди знающие с горечью говорят о том, какой прекрасный сценарий «уплыл» с «Беларусьфильма», и недоумевают, как россиянам удалось раскрыть белорусский национальный характер.
- Видимо, потому, что взялся молодой человек и посмотрел на войну по-другому, по-своему. Поэтично, красиво - какие угодно слова подходят. Если бы взялся «Беларусьфильм», уверена: молодому режиссеру не доверили бы. А человек старшего поколения, у которого уже есть свой стандарт представления о войне, так бы не снял... Так же, как и Наташа Адамович, - хотела дословного, прямолинейного воплощения сценария. Если бы так сделали, фильма бы не было.
Я считаю, если фильм слабее сценария - это провал. Если хотя бы на уровне - уже ничего. Но он должен быть выше! Он должен его раскрыть. Тогда это отдельное произведение. В случае с «Франц + Полина» это произошло.
- Тамара Васильевна, кто-то из ваших коллег уже видел этот фильм? Есть какая-то реакция?
- Есть.
- Расскажите.
- Во-первых, все завидуют. А вы знаете, что для нас это очень редко - попасть в хороший проект? Сейчас Москва снимает у нас сериалы, но белорусских актеров берут только на эпизоды. Мы часто даже не знаем сценария. Какой эпизод тебе дадут - ты туда и шлепнешься. У всех тоска по хорошему художественному кино. У всех голод. Поэтому завидуют. Я сама себе завидую, потому что фильм удачный и нестыдный. Наоборот, можно говорить о нем с людьми, глядя прямо в глаза.
- Тамара Васильевна, впервые за долгие годы белорусской актрисе россияне доверили одну из главных ролей. Может, «Франц + Полина» станет переломным в отношении российских кинематографистов к нашим актерам?
- Нет. Это произошло потому, что режиссером был молодой парень, неискушенный в этих делах. Ему не успели навязать кандидатуру. Когда я пришла на кастинг, мы с ним проговорили 40 минут. Он меня так к себе расположил! Мне стало хорошо, спокойно. Я была сама собой.
- У фильма сейчас складывается удачная фестивальная судьба.
- Да! Он пока переезжает с одного фестиваля на другой. Когда мы были на «Киношоке» в Анапе, уже тогда Миша сказал, что фильм едет на фестивали во Францию и Германию и куда-то в Россию. Сейчас вот будет Минск - «Лiстапад». До этого были Московский международный кинофестиваль и кинофорум в Ялте.
Кстати, я с удивлением узнала во время пресс-конференции на «Киношоке», что Миша не окончил институт. Я тоже не окончила. (Смеется.)
- Тамара Васильевна, а что больше всего запомнилось на съемках?
- Было несколько смешных моментов. Немецкий актер, исполнитель роли Франца Адриан Тополь, все время подходил ко мне после съемок и спрашивал: «Как ты это делаешь?» А после каждого снятого эпизода с моим участием режиссер звал молодых актеров к монитору: «Молодежь! Идите смотреть!» Но мне смотреть не давал. И правильно делал. А после сцены смерти сказал: «Тамара, запомни: эта сцена станет классикой. Ее будут изучать».
- Мне кажется, что вы в некотором смысле наследница классических традиций Макаровой, Станюты в белорусском искусстве...
- Я очень люблю людей простых. Я их чувствую. Когда мы снимали нашу картину, деревенские жители забывали, что я - актриса. На том месте, где были выстроены декорации, во время войны действительно сожгли деревню. Для съемок там выстроили новую деревню возле озера. Дома настоящие притянули. Чудо! Мы даже сами плакали, когда ее сжигали. Так на душе было тяжело.
- Вы не ответили - чувствуете себя наследницей традиций?
- Не знаю. Насчет наследницы традиций... Может быть. У меня нет установки, что я должна продолжить или сохранить какие-то традиции. Я об этом не думаю, честно говоря. Если это получается - хорошо. Я рада.

«Советская Белоруссия», № 210 (22620) от 4 ноября 2006 г.
 
200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время
 
© 2008-2012 belactors.info. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.