Белорусские актеры театра и кино Люди театра и кино Интервью, рецензии Ссылки Гостевая

   Карта сайта  Для писем  На главную
• БИОГРАФИЯ

• ТЕАТР

• КИНО

• ПРЕССА

• КОММЕНТАРИИ


Если Вы заметили неточность,
если Вы располагаете
дополнительными
сведениями, напишите
администрации
или оставьте
сообщение в Гостевой.
Спасибо.
  АКТЕРЫОГЕННАДИЙ ОВСЯННИКОВ

Овсянников Геннадий Степанович
Фото Олега Сильвановича
 Овсянников Геннадий Степанович 
    Геннадий Овсянников:
    «В театре я с плюсом»

     Татьяна Карюхина

Геннадий Овсянников, как и его герои, честный и открытый. О себе говорит: «Я - человек простой, не амбициозный». Несмотря на то, что в молодости был щеголем («вынужденным: в 1955г. трудно было найти костюм, приходилось донашивать пиджаки стиляги и модника Жени Шабана»), графские фраки и смокинги оставляет Ростиславу Янковскому. Мол, мой удел - герои из народа, кожухи да валенки.
В минувшую субботу народному артисту СССР и БCCР, актеру Национального академического театра им. Янки Купалы Геннадию ОВСЯННИКОВУ исполнилось 70 лет. Накануне с ним общалась корреспондент «Белорусской газеты».


- Ох, и наговорюсь уж я за юбилей, - с порога встретил веселый юбиляр, - по сто раз на дню одно и то же рассказываю...
- Но игра на сцене - это тоже постоянное дежа вю: одни и те же слова, роли...
- В жизни дежа вю меня больше раздражает. Даже при том, что я постоянно произношу со сцены одни и те же диалоги, это всегда происходит иначе. Сегодня партнер по-другому спросил, и ты, следуя системе Константина Сергеевича - «петелька-крючок-петелька», стараешься своим ответом попасть в его интонацию. Одинаково никогда не получается. Даже монологи каждый раз читаешь иначе, а в жизни завтра так похоже на вчера...
- Геннадий Овсянников вне сцены - какой он?
- Вне сцены я - просто я. А в театре во мне появляется маленький плюс: я и еще кто-то. Появляется дополнительная ответственность, не могу молчать, притворяться. Хотя в жизни порой могу молча пропустить ошибку.
- А если бы не сцена, не кино, какой путь избрали бы?
- Сейчас уже никакой: я больше ни к чему не приспособлен. А раньше... Скорее всего стал бы военным. В детстве, помню, мы так гордились военными, любовались формой. Не зря же я попёр в мореходное училище. А потом, после мореходки, в школе стал заниматься самодеятельностью и по совету учительницы попробовал устроиться в театр. И все...
- Однажды вы сказали, что на сцене не любите играть и вообще не любите само слово «играть»...
- Да, это я привел слова Фаины Георгиевны Раневской. Я и вправду не люблю слово «играть». Не по мне оно. Люблю быть - не существовать, а именно быть, утверждать, проявлять характер. Быть - это действенный глагол, он значит «сегодня, здесь, сейчас, впервые»! Ой, что-то заумь из меня попёрла...
- «Заумь» - это плохо?
- Я философствовать не люблю. Умные мысли расшифровывать надо, а мне чем проще, тем лучше.
- Ваши герои - тоже в основном люди простые: крестьяне, солдаты, ремесленники...
- Это все в силу физических данных и среды, с которой я общался с детства.
- Но сегодня, чтобы стать героем-любовником, необязательно иметь яркую внешность. Ромео могут сыграть и Хабенский, и Охлобыстин. Не обидно? Никогда не хотелось попробовать себя в роли любовника?
- Нет, я их и не играл никогда, да и вряд ли хотел бы. Вон у того же Лопе де Вега все слуги и смешнее, и обаятельнее, и остроумнее красавчиков-героев. А сколько здесь можно найти ходов и интересных решений для характерного персонажа! А любовнику что играть? Ему и надо-то только красотой своей покорить какую-нибудь Диану и женскую половину зала. Его воспринимают обычно внешне. Если сегодня дам устраивает Хабенский, пусть смотрят. Но было бы куда приятнее видеть на сцене Абдулова, молодого Борисова или Еременко-младшего - вот это типичные герои-любовники. А я просто характерный актер.
- Но ведь в жизни приятно быть излучающим обаяние героем-любовником?
- О, в жизни, когда надо завоевать женщину, ставку не на красоту делаешь, а на обаяние, чувство юмора. В ход идет весь арсенал: и анекдоты, и собственные стишата.
- Вы красиво ухаживали?
- Есть на эту тему хороший анекдот про внучка, который расспрашивает дедушку: «Дедуля, как волки воют?» - «Не знаю, внучек». А тот не унимается: «Дедуль, а как давно ты с бабушкой был?» - «У-у-у...» Давно это было. Я уж отухаживался, отлюбил. Теперь время осени, время наблюдать, как опадают листья, и давать советы. Как сказал Андре Моруа, «старость не забывает своего нежного опыта и любит давать добрые советы, так как уже не может показывать дурных примеров».
- А как же «любви все возрасты покорны»?
- Это только в высокой поэзии. Пушкинской фразой стали пользоваться, подминая под себя, переделывая. Ну какой из меня любовник? С бабушкой я уже все переговорил, а студентка первого курса со мной и разговаривать не захочет.
Но это не плохо и не грустно. Наоборот, я все успел, все свершил, теперь меня ждут другие приятности - вкусная еда (люблю сам с мясом повозиться, меня все близлежащие гастрономы знают), книги. Я как прихожу в чужой дом, сразу на книжную полку смотрю, по корешкам спешу пробежаться. А вот родственник мой, студент, год в гости ходил, ни одной книги с полки не взял. «Спрашиваю: как ты каникулы провел?» Он отвечает: «На дискотеке». А ведь столько непрочитанного!
- Вы суеверный?
- Нет, но по дереву стучу. А если нет деревяшки - по голове, это уже театральная традиция. А кошек не боюсь. Возможно, потому, что во дворе у меня помойка, и пока всех котов переждешь, можешь не успеть никуда (смеется). И в гроб на сцене не боюсь ложиться. Профессия такая: нужно притворяться.
- Притворяться - человеку, который любит не играть, а быть?
- Ну, если по-настоящему все время быть, можно и в «Новинки» попасть. Вера в происходящее на сцене, как и счастье, в больших дозах противопоказана. Когда выпускали «Трибунал», я лежал в мешке связанный, и по-настоящему переживал, что вокруг немцы с полицаями ходят. Потом привык, знаю: в этом месте отдохнуть можно. Только надо быстро включиться, чтобы роль партнеру не сорвать. А то такие казусы бывают...
- Какие?
- Например, однажды на гастролях в Пинске Геннадий Гарбук заменял в спектакле «Гроссмейстерский бал» Шатило. Сцена в кабинете, Гена в роли директора за столом сидит, а перед собой роль положил - как реквизит. Заходит к нему Август Милованов и тихонько так шепчет: «Посади меня, предложи сесть, посади...» А тот в ответ: «Постоишь, постоишь». Тогда Август угрожает: «Сдую роль...» И как кашлянет! Листочки зашевелились, и Гарбук немедленно усадил партнера.
А еще как-то Гарбук на гастролях разбил очки. А вечером предстоял выездной концерт. Вот он отправил меня заказать ему очки и предупредил: минус 3,5. А я взял да заказал на один глаз минус 3,5, а на второй - плюс. Потом весь пляж провожал Гарбука в «Оптику» за заказом: все хотели посмотреть на его реакцию. А я боялся показаться ему на глаза (смеется).

«БелГазета», № 7 (475) от 21 февраля 2005 г.
 
200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время
 
© 2008-2012 belactors.info. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.