Белорусские актеры театра и кино Люди театра и кино Интервью, рецензии Ссылки Гостевая

   Карта сайта  Для писем  На главную
• БИОГРАФИЯ

• ТЕАТР

• КИНО

• ПРЕССА

• КОММЕНТАРИИ


Если Вы заметили неточность,
если Вы располагаете
дополнительными
сведениями, напишите
администрации
или оставьте
сообщение в Гостевой.
Спасибо.
  АКТЕРЫОГЕННАДИЙ ОВСЯННИКОВ

Овсянников Геннадий Степанович
Фото Олега Сильвановича
 Овсянников Геннадий Степанович 
    У Овсянникова смокинга нет.
    А ценные мысли есть

     Марина Беляцкая

Нравится мне народный артист Беларуси и СССР Геннадий Овсянников. Столько баек о нем! Вот, например, ездил как представитель Купаловского театра в Автюки на фестиваль юмора. Рассказывают, что Геннадий Степанович «в рамках фестиваля» по домам ходил, балагурил. Везде его радостно привечали, чарку подносили. Еле отошел потом. Пострадал, как говорится, на ниве популярности. В театре он уже 46 сезонов. А люди принимают за своего - вроде и не богема столичная. С ним можно запросто, и это нравится многим. Один сельчанин так про него и сказал: «Степаныч - наш человек, смокингов не носит!»
Решила я узнать, есть у Овсянникова смокинг или нет. Напросилась в гости. Встретил он меня в дверях. Смокинга по случаю явления представителя СМИ не надел. Халат на нем был, довольно, между прочим, фривольный. Запахнут небрежно, по-домашнему. Я даже слегка смутилась.


- Однако, - говорю, - Геннадий Степанович! Вы меня встречаете по-простому.
- А чего? - не понял артист. - Тапки будешь надевать? - он подал симпатичные шлепанцы, в которые я тут же уютно «въехала». - Может, голодная? Покормлю!
Уселись в комнате. Два кофейных дерева (с плодами!) добавляли уюта в традиционно обставленный зал. Овсянников сел в кресло и напряженно стал ждать. За спиной - секция, уставленная фотографиями. На одной из них Геннадий Степанович снят, как положено артисту: взгляд мудрый, лик одухотворенный (это самый распространенный снимок артиста - часто бывает в прессе). На другом фото - не то в телогрейке, не то в тужурке какой-то. Я уж сейчас и не помню: так часто видишь его в кино и на сцене в народных «туалетах», что все слилось в единый образ. Я рассматривала фотографии, а артист, как прилежный ученик, устроился напротив и стал ждать умных вопросов.

- Господин Овсянников, вообще-то я хотела узнать: вам приходилось когда-нибудь надевать смокинг?
- Нет, это не ко мне. Вот если сделать выставку артистических костюмов Ростислава Ивановича Янковского, там будут и фраки, и смокинги, и сюртуки. А у меня - валенки, ватные штаны, кирзовые сапоги да тулупчик.
- Ваши герои в основном простые люди. Имидж?
- Да, - грустно сказал Геннадий Степанович. - Это от индивидуальности.
- А почему вы говорите с печалью? Мечтали о короле Лире?
- Я бы сыграл Лира. Но теперь уже не хочу. Зато я играл царя Додона! Ой, - поправился он, - не Додона, а Гороха! - Овсянников прищурился и захихикал.
- Интересно, каким же вам виделся царь Горох?
- О-о! Это на все века царь. Он может быть в любой стране - и в ближнем зарубежье, и в дальнем.
Сказал с такой наивной серьезностью, что я почувствовала подвох.
- Шутите? А могли бы и пофилософствовать. Знаете, как некоторые артисты рассуждают о своих ролях.
Геннадий Степанович глянул из-под бровей и махнул рукой:
- Замудрствование. Кому оно надо? Это глупо, когда режиссер на репетиции кричит артисту: «Не верю!!! Разве так Баба-Яга мешает кашу?» Ну чего рассуждать про Ягу или Гороха? Вы видите на сцене персонаж - это, в конце концов, я, артист Овсянников, в предлагаемых обстоятельствах. Я вообще не люблю этот термин «играть». Люблю БЫТЬ. Ну как можно просто и-зо-бра-жать такую судьбу, которая досталась моему герою в «Страстях по Авдею»? Сколько раз ко мне в «гримерку» заходили люди и говорили: вот так было с моим дедом!
- Пьеса современна?
- Да. До тех пор, пока не будет решен вопрос с землей, она будет современной. Нельзя убивать инициативу. Надо дать жить хозяину.
- Что такое талант?
- Выдающееся качество характера и психофизических данных.
- Говорят, у талантливого человека должен быть стержень, некая одержимость?
- Стержня не может не быть. Он нужен любому человеку. Только вот какой это стержень? Чтобы держать мощную конструкцию или чтобы делать вид, будто что-то держит, будто конструкция мощная? Выпендреж, короче говоря.
- Вам никогда не хотелось стать клоуном?
- Кстати, хотелось! Меня недавно разозлило высказывание одного певца в программе «Последний герой». Там было задание: петь, плясать перед аборигенами - короче, кто больше этим заработает. Сташевский отказался: «Я не клоун, я артист!» Так какой он после этого артист? Наоборот: самый лучший актер - это клоун. Его жанр очень сложен - трагикомедия.
- У нас много настоящих артистов-клоунов?
- Притворщиков больше. В Минске я клоунов не видел уже давно.
- Вас посещают ценные мысли?
- А на какую сумму вы хотите мысль?
- Ну, тысяч на 100 - 150.
- На эту цену меня только черные мысли посещают. Помните, у Пушкина? «Бомарше говаривал мне: «Слушай, брат Сальери, как мысли черные к тебе придут, откупори шампанского бутылку иль перечти «Женитьбу Фигаро». Н-да... Мысли иногда странные в голову приходят, поскольку логики в поступках некоторых чиновников не вижу. Ну что это происходит? Уволили дирижера симфонического оркестра за то, что он отказался вести политинформацию! Это что, идеологическая работа? Ну какая политинформация, когда с утра до ночи по телевизору новости! Кто-то мне будет рассказывать, что где-то разбился самолет. Ну зачем это надо? Я заседаний не люблю. Скучно. Однажды перед каким-то собранием встретил замминистра экономики Тура. Говорю: «Андрей, как вы считаете: мне лучше пойти на собрание или заработать 100 долларов?» Тур сказал: «Лучше 100 долларов - ответственно заявляю». Я и пошел на съемку. В жизни столько нелепостей! Я когда-то вел на радио «Веселый эфир» и детскую передачу «Хатнiчак». Но потом сподобился подписать одно скандальное письмо - теперь дорога на радио мне заказана. И все из-за чего? На радио реорганизацию задумали. Стали ломать эфир. Я и сказал: «На кой черт это делать, если бабка в Калинковичах чистит бульбу на кухне и слушает передачу: Генадзь Аўсяннiкаў чытае гумарыстычныя апавяданнi ў «Вясёлым эфiры». Что ей теперь слушать? FМ-станции? Короче, по слухам, кто-то из начальства сказал: «А «дальнобойщику» на кой хрен ваш Вивальди?» Ну тогда мы взяли и подписали письмо: я, Малявский, Лиля Давидович еще жива была, еще кто-то.
- Так вы замечены в революционной деятельности?
- Если это назвать революционной деятельностью. Просто когда я что-то считаю неверным, это выливается в умеренно подчеркнутое возмущение. А так стараюсь не выпячиваться: плетью обуха не перешибешь.
- Ну да. Есть еще поговорка: «С начальством спорить, что против ветра плевать». А что вы под обухом подразумеваете?
- Неразумные решения среднего управленческого звена. Хотя нет, не так нужно сказать. Впрочем, давайте оставим фразу как есть - поговорка она и есть поговорка. Я ее к тому же совсем нереволюционно произнес. Да я вообще считаю: зачем шуметь? Флагами махать - особенно бело-красно-белым - очень плохо. Пацаны под эти знамена собираются, ничего не понимая, ничьей стороны не принимая, а просто чтобы пошуметь. А то и похулиганить. Очень осторожно надо флаги доверять. Особенно теперь. Раньше-то я любил на демонстрацию ходить с портретами вождей. Нам в театре выдавали. Ой, мне это нравилось! Пока дойдешь до трибун - уже в хорошем настроении. Нас еще на машине возили! Сцену импровизированную делали, будто бы спектакль. В костюмах, как положено. Однажды на военную тематику сцену изображали. Доехали до трибун. А один чудак деревянную винтовку взял и направил... О-ох...
- Геннадий Степанович, что за история, после которой вы зуб на журналистов наточили?
- Так вы, журналисты, меня похоронили! Один умник написал: «Жаль, - говорит, - нет уже среди нас Гарбука и Овсянникова!» Мол, померли мы. Я даже подал в суд. Но судья сказал: «Одни только издержки заплатите, и все». Я вообще иногда удивляюсь, какие журналисты бывают! Одна пришла ко мне и сказала: «Я в театре последний раз в 1980 году была». О чем с ней говорить? О каком состоянии театра или театрального процесса?
- Каково, кстати, состояние театрального процесса?
- От недостатка финансирования сдвигаются все премьеры. Некоторые так, наверное, и не дождутся своего часа. Элементарно нет денег. Ну как сыграть сегодня «Три сестры»? Как одеть актрис? С мужиками проще: в пьесе все военные, а шинельного сукна много. Но с женщинами-то как быть, если между первым и вторым актом проходит два года? Через два года в том же платье? Я уж не говорю о «Дикой охоте короля Стаха».
- Геннадий Степанович, вы играете простых людей. Кто он, простой человек?
- Все условно. Это мы делим: простой - непростой. Посади этого дядьку из колхоза с драматургом, который закончил философский факультет, - не поговорят.
- Ни одной темы не найдут общей?
- Ну если философ поинтересуется, как бульбу окучивать, разговор пойдет. Но если заведет про Мережковского. То...
- А нужно говорить с дядькой про Мережковского?
- Конечно, нет. С простыми людьми если о театре говорить, то лучше о Макаенке. Помните пьесу «Выбачайце, калi ласка»? Ездили мы с этим спектаклем куда-то в район. Лидия Ржэцкая играла колхозницу, которая гоняет всех в хвост и в гриву. «А якi ты начальнiк? Цябе ж старшынёй паставiлi, а ты ўсё прапiў!» - это текст у нее такой был. Потом, после спектакля, к Лидии Ивановне подходили и просили: «Заставайся ты ў нашым калгасе! Навядзi тут парадак». Вообще в любом произведении чем проще сказано, тем лучше. Вот в стихотворении: пришли из боя бойцы, а им говорят: «Надо еще, ребята, в разведку сходить». Один ответил просто: «Пошли».

Геннадий Степанович сказал это слово - «пошли» - тихо. Без паузы, без раздумий, без пафоса и какого-либо сознания важности поставленной задачи. Я вдруг представила его в телогрейке, полинявшей от солнца и дождей. И в кирзовых сапогах.
- Ну, пошли? - тут же вышел из роли артист. - Я тебя накормлю.
- Вы верите в переселение душ? - спросила я напоследок, понимая, что остальная беседа пойдет без записи. - Артистам перевоплощаться проще, чем остальным. Кем вы, по-вашему, были в прошлой жизни или воплотитесь в будущем?
- Да ерунда. Кафка уже все написал про это. Помните тараканов в «Превращении»? Если уж говорить, то в 1935 году я был, простите, сперматозоидом - и все тут.
- Это было, если уж быть точным, в 1934-м, - сказала я, вставая с кресла.
- Не-ет... - неуверенно ответил Геннадий Степанович и стал в уме что-то подсчитывать. Поскольку родился он 19 февраля 1935 года, то... - Да, - признал, наконец, артист, - действительно, в 1934-м. Ай, это неважно: не по существу философия. Я сейчас вообще не очень-то склонен философствовать. Нашел себе книжку и читаю. Вот, - он показал томик Зюскинда «Парфюмер». - Я обычно несколько книг люблю читать, - на столике лежали две «Роман-газеты»: с Иваном Евсеевым и Дмитрием Костомаровым. - Ну что, за стол?
И мы пошли.

«Советская Белоруссия», № 229 (21895) от 6 декабря 2003 г.
 
200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время
 
© 2008-2012 belactors.info. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.