Белорусские актеры театра и кино Люди театра и кино Интервью, рецензии Ссылки Гостевая

   Карта сайта  Для писем  На главную
• БИОГРАФИЯ

• ТЕАТР

• КИНО

• ПРЕССА

• ФОТОГРАФИИ

• КОММЕНТАРИИ


Если Вы заметили неточность,
если Вы располагаете
дополнительными
сведениями, напишите
администрации
или оставьте
сообщение в Гостевой.
Спасибо.
  АКТРИСЫПОЛЕСЯ ПУХОВАЯ

Пуховая Олеся Владимировна

Пуховая Олеся Владимировна

Пуховая Олеся Владимировна

Прекрасная Красильщица
из «Цвета любви» и трогательная Свинья-Ангел
из «Очень простой истории»
в исполнении Алеси Пуховой
вполне могли бы претендовать
на профессиональные
актерские награды.
«Хрустальный Аист»,
к примеру...
 Пуховая Олеся Владимировна 
    Алеся Пуховая
    Девушка с характером

     Наталья Стасько

«Интервью?! Со мной? А что я такого выдающегося сделала, чтобы обо мне писать?» - так отреагировала Алеся Пуховая, молодая актриса Театра-студии киноактера, исполнительница яркой роли в громком дебюте Александра Канановича «Цвет любви» (см. «НЭ» №№ 8-9, 2004), на мою журналистскую просьбу. Отреагировала несколько неожиданно...
Нет, конечно же, это не было показательное выступление на тему «Скромность». Никакой наигранности! Кажется, что Алеся почти не изменилась со времен последнего школьного звонка. Вместо важного, нарочито усталого голоса, вальяжных манер и прочих атрибутов «взрослости» - заразительный смех и естественность. С ней легко! После пяти минут общения возникло чувство, что знаю свою собеседницу сто лет...


- Честно говоря, в газетах и журналах об актерах зачастую очень уж сладко пишут: такие они хорошие, и все-то у них правильно и замечательно... Ну, не знаю. Я вот... Вы не представляете, как со мной иногда режиссеры мучаются. Не получается - и все тут. Ну не идет! Однажды даже с репетиции ушла. Психанула и ушла. Вспоминать стыдно...
А вообще мне очень везет с режиссерами. Некоторые актеры говорят: «Да мне и режиссер-то не нужен!». А мне так просто необходим. Но это не значит, что в его руках я всего лишь марионетка. В первую очередь, это сотворчество.
На меня сильно повлияла режиссер Ирена Мацкевич. Можно сказать, она помогла мне сформироваться. Теперь для меня такими учителями стали Михаил Лошитский (режиссер Современного художественного театра. Алеся играет также в СХТ - прим. автора) и Александр Ефремов (главный режиссер, худрук Театра-студии киноактера). Знаете, с какой искренностью относится Александр Васильевич к своим актерам! Я никогда не видела, чтобы он сердился. Некоторые режиссеры в творческих муках, к примеру, кружки на сцену швыряют (смеется), бумаги разбрасывают, ногами топают... Александр Васильевич абсолютно спокоен. Он все равно добьется того, что ему нужно от актера.
Рада, что имею возможность общаться и работать с талантливыми и интересными людьми. Говорю не только о режиссерах, но и о коллегах-актерах. Иногда после спектакля, когда артисты разгримировываются, смотрю на Тамару Васильевну Миронову, Свету Аникей, Сашу Овчинникова и думаю: «Боже! Как мне посчастливилось! Неужели я с этими людьми на одной сцене сейчас играла?!»
- А как насчет традиционного - «Актрисой мечтала стать с детства»?
- Мечтать-то, может, и не мечтала, но видела себя артисткой именно с детства. Как бы это банально не звучало! Частенько «пела» во флакон из-под маминого дезодоранта, придумывала себе всевозможные образы. Впрочем, эти театральные забавы всегда популярны у детей. Как бы то ни было, поступление в Университет культуры для меня не было случайностью. Правда, актеров в тот год не набирали. И я пошла на режиссерский факультет. Убеждала себя, что профессии эти вполне родственные. Два года проучилась у Петра Адамовича Гуда, а потом меня забрал к себе Вячеслав Николаевич Панин. Когда он увидел меня на сцене, сказал: «Знаешь, девочка, тебе надо переходить ко мне на актерский курс!» На этом курсе у нас преподавала Дина Георгиевна Тытюк. Так вот именно ей, в первую очередь, я обязана всем, что умею сегодня.
Университет заканчивала уже вместе с артистами разговорного жанра. Но я и режиссерский курс считаю своим! Очень дружные и талантливые ребята на нем учились. Бывает, выпускается, к примеру, 10 человек, но только 2-3 из них остаются в профессии. А мои однокашники все работают по специальности. Кто-то в Доме офицеров, кто-то во дворце «Юность», кто-то в училище режиссирует - так или иначе все занимаются своим любимым делом. Я ведь сама на целый год оставляла театр. Думала: «Все! Не буду играть...» Сейчас понимаю, что так было нужно. Тот перерыв помог мне принять единственно верное решение - вернуться. Сцена тогда даже снилась!
- Долго ждали свою первую большую роль?
- После окончания Университета играла в театре «Дзе-я?». На первом году работы получила первую значительную роль - княгини в постановке «Любовь - книга золотая» по пьесе Льва Толстого. Волновалась жутко перед премьерой...
- Волновались за кулисами или на сцене?
- На сцене даже не болеешь. У тебя может быть температура, головная или зубная боль - что угодно. Но как только ты начинаешь играть роль... Что-то происходит. Какое-то колдовство, честное слово!
- А как Вы попали в Театр киноактера?
- Я ведь туда даже на прослушивание не хотела идти - боялась. Ну, как же, в этом театре работают такие известные актеры! Кому я там нужна? Поэтому, когда позвонил Ефремов и предложил ввестись в спектакль «Филумена Мартурано», я пережила что-то похожее на шок. До этого лестного предложения у меня уже был опыт работы с режиссером Александром Васильевичем Ефремовым - в его новогоднем телепроекте «12 месяцев», что тоже было для меня, в общем-то, счастливой неожиданностью.
- Признаюсь, когда звонила Вам, чтобы договориться об интервью, ожидала услышать очень мягкий, нежный голос. Как у Вашей героини из премьерного спектакля «Очень простая история» - доверчивой, доброй и трогательной Свиньи. А услышала уверенное, бархатное контральто.
- Когда моя сестра посмотрела эту постановку, она изумилась: «Алеся, это же не ты была. Ты там такая милая!» Я же на самом деле не Свинка, а вепрь (смеется).
- Говорят, некоторые актеры не любят, когда в зрительном зале сидит кто-нибудь из близких или родных.
- Я, например, маму никогда на премьеру не приглашаю. А вдруг не получится? Тогда еще больше волноваться стану. Вот наиграю, отшлифую роль, тогда уже: «Мамуся, приезжай!»
История такая была: я играла свой самый первый спектакль - «Мертвые души». Гениальная поэма! В нашей постановке каждый персонаж имеет свою душу - как определенную субстанцию. Я была душой Коробочки. Художник спектакля - Алена Игруша. Мне безумно нравится, когда она меня одевает. У нее такие необычные костюмы, и во всех живет душа их автора. В «Мертвых душах» я играю в шикарном платье: на кринолине, без рукавов, с черной вуалью. И вот в конце спектакля все души уходят, у меня падает вуаль, и оголяются руки. Мама потом сказала: «Все замечательно. И постановка хорошая, и артисты у вас такие молодцы! Но что ж тебе, доченька, художник ручки-то не прикрыл?» Вот такой неискушенный, но требовательный зритель - моя мамочка. Она до того, как я стала актрисой, в театр практически не ходила. Да и театральная жизнь в городе Борисове не бьет ключом (Алеся родом из Борисова, закончила знаменитую школу № 2 с театрально-хореографическим уклоном, выпускницами которой были также наши молодые «звездочки» Ольга Водчиц и Яна Буйко). Мама приехала в Минск на «Мертвые души»: а до этого лет пятнадцать в театре не была.
А вот муж - это мой самый объективный зритель. Для меня важна его оценка, очень. Он у меня строгий критик. Не то, чтобы по-родственному: «Ах, ты хороша!» Да мне и не надо таких комплиментов. Когда слышишь только хвалебные отзывы, останавливаешься. Я ведь понимаю, что еще стою в самом начале актерской карьеры и многому надо учиться. Данила, так зовут моего мужа, может заявить: «Что-то ты сегодня не в духе, дорогая. Нет... Не то, не то...» Но даже этими категорическими «рецензиями» он очень меня поддерживает. И я ему верю!
- Так что же для Вас значит признание?
- Наверное, когда с уверенностью могу сказать: «Я сумею это сделать. И сделаю непременно!» А фальшивые, зачастую, дифирамбы?.. Говорю же, они ни к чему. Важнее общение с людьми, которые действительно состоялись в актерской профессии. Например, меня взяли в пару к Эвелине Сакуро. Я очень этим горжусь! Не знаю, это тщеславие или что?..
- Слезы на сцене - это результат глубокого погружения в создаваемый образ или же проекция своей личной боли, своих обид?..
- У меня с плачем проблем нет. Вхожу в него, что называется, на автопилоте. Но вот парадокс. В спектакле «Мещанская свадьба», который я играю в СХТ, есть сцена, где нужно плакать. На репетиции я рыдаю, первый спектакль - слезы рекой, второй - выкатилось пару слезинок, а потом вообще - тишина. Думаю: «Ужас! Что делать?!» Мысленно перехоронила всех своих родственников, Господи, прости. Вспомнила массу обид - ничего, ни слезинки. Наверное, все-таки опыта сценического не хватает.
- Вы сильный человек?
- Да, у меня достаточно сильный характер.
- Но и у сильных людей есть свои страхи и комплексы.
- Конечно! Прежде всего, страх потерять родного человека. Когда умер папа, я долго не могла прийти в себя, очень переживала... Потеря близких - это самое страшное, что может случиться.
Бабулечка любимая у меня есть, ей 83 года. Но она еще за грибами ходит. Представляете? Когда спрашивают, на кого я похожа, отвечаю: «На бабушку!» Внешне на маму, а характером - вся в бабулечку. Она у меня такая заводная!
- Что дает Вам, Алеся, работа преподавателя сценической речи в Университете культуры и искусств?
- Я люблю своих ребят. Ведь и сама у них многому учусь. Ценю возможность преподавать в университете, который сама окончила, общаться со своими педагогами. Есть такое устойчивое выражение - «Мой второй дом». Так вот, то же самое - мой второй дом - я могу сказать об университете и, конечно же, о театре.

«На экранах», № 2 (579), февраль 2006 г.
 
200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время
 
© 2008-2012 belactors.info. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.