Белорусские актеры театра и кино Люди театра и кино Интервью, рецензии Ссылки Гостевая

   Карта сайта  Для писем  На главную
• БИОГРАФИЯ

• ТЕАТР

• КИНО

• ПРЕССА

• ФОТОГРАФИИ

• КОММЕНТАРИИ


Если Вы заметили неточность,
если Вы располагаете
дополнительными
сведениями, напишите
администрации
или оставьте
сообщение в Гостевой.
Спасибо.
  АКТРИСЫРЛЮБОВЬ РУМЯНЦЕВА

Румянцева Любовь Григорьевна
Фото Виктора Зайковского



Любочка!
Детство в кудряшках.



«Аннычка»



«Альпийская баллада»



«Житие и вознесение
Юрася Братчика»



«Пигмалион»
 Румянцева Любовь Григорьевна 
    Любовью надо дорожить...
     Юлия Лешко

Общая для всех людей искусства черта - непременное, как часть профессии, стремление к демонстрации своих внешних и внутренних достоинств. У Любови Григорьевны Румянцевой это качество странным образом отсутствует.
Она - категорически не тусовочный человек. И вот как раз это - почти демонстративно. Отшельницей ее тоже никак не назовешь: опять-таки, профессия обязывает... Но ни героиней светской хроники, ни участницей разнообразных ток-шоу и развлекательных программ со звездами Заслуженная артистка Республики Беларусь Любовь Румянцева не была ни разу. Хотя в приглашениях недостатка нет.
Такая скромность вызывает в наше насквозь «пропиаренное» время и удивление, и уважение. И понимание, в конце концов. Если у настоящего актера есть экран и сцена, то нет нужды в иных подмостках...


- Притворяться я не умею. Когда мне что-то не нравится, я говорю это в глаза. Я всегда боялась своего языка!
- То есть, вы свою профессию с жизнью никак не смешивали. Хотя актриса, что называется, по определению могла бы найти в жизни какой-то образ, выстроить какой-то имидж, который устраивал бы всех. И это наверняка способствовало бы всем возможным успехам - личным, профессиональным.
- По крайней мере, это мне помогало бы... А я не умею. Я от этого сразу отказалась. Для меня так легче жить.
- Жить - легче. А существовать в профессии?
- Ну, в бытовом плане я могла бы получить больше для себя. И квартира была бы у меня и многое, многое... Я в тридцать два года уже была Заслуженной артисткой БССР. Кстати, работала и не знала, что была представлена к званию. Получила телеграмму с хорошей новостью: я в это время была на съемках «Мирового парня»...
- Да, я припоминаю: у вас там была роль какой-то роковой красотки, то ли шпионки, то ли просто злодейки... Она пыталась соблазнить «мирового парня» Николая Олялина, и при этом очень была хороша. В смысле - настоящая красавица. Между прочим, а много ли у вас в биографии случилось отрицательных героинь?
- У меня их и нет, по-моему, кроме этой переводчицы Делии. Ну, разве принцессы Виктуся и Кактуся в «Маринке, Янке и тайнах королевского замка». Атак - все положительные, «солнечные» героини...
- А это всегда было органично для вас - быть «солнечной» героиней?
- Ну, это на творческой совести режиссеров, которые со мной работали: они, пожалуй, не пытались ни узнать обо мне что-то другое, ни «достать» из меня это другое...
- Но вы все-таки встретили в своей жизни режиссера, который понял вас абсолютно и раскрыл в вас доселе неохваченные творческие резервы?
- Да! Это Ефим Грибов. Он сейчас в Америке. Мы сделали с ним вместе один фильм («Мы едем в Америку» - про эмигрантов как раз) и один спектакль - «Человеческий голос». Это именно тот режиссер, который сделал попытку открыть меня заново и сделать из меня Румянцеву, которую не знает никто. Между прочим, когда увидела, что получилось, то была в ужасе: Боже, неужели это я?!.
- Хорошо это или нет, но вы и в самом деле ни на кого не похожи. Абсолютно эксклюзивная внешность. Есть замечательная фотография с IX Московского МКФ в 1975 году, где вы сидите на сцене в компании суперзвезд: Джина Лоллобриджида, Наталья Фатеева, Лариса Лужина, Майягозель Аймедова, Татьяна Конюхова... И вы на этом фоне так же выделяетесь необычной прелестью, «лица необщим выраженьем».



- Ну, раньше считалось, что я как-то с Маргаритой Володиной перекликалась... Пробовались мы с ней на одни роли, помнится.
- Со временем стало ясно, что не такая уж вы и «солнечная» героиня, а больше тяготеете к чему-то трагическому.
- Или острохарактерному. Я сама предложила к постановке «Филумену Мартурано», потому что чувствовала: трагикомедия - это мое.
- Это органично для вас чисто в профессиональном плане, как амплуа, или как-то совпадает с вашим восприятием жизни?
- Да, и совпадает с мировосприятием. Я охотно замечаю, улавливаю все смешное и вообще, позитивное, но ощущение трагичности жизни не покидает меня... Кто может надо мной посмеяться - это я сама. Я могу так себя «раздеть», как не сделает никто другой. Мои близкие знают за мной эту особенность. Но только самые близкие...
- Мне показалось, что вы не склонны к «душевному стриптизу».
- А я и не это имела в виду.
- Попробую понять... Вы таким образом решаете проблемы - изнутри? Если не можете изменить ситуацию, меняете свое отношение к ней?
- Ну, можно и так сказать. Близкие часто говорят: ну, когда ты будешь в кино или на сцене такая, какой мы знаем тебя?
- И как звучит ответ на этот вопрос?
- Да я бы и не хотела всем на свете открыть, какая я вообще.
- Я сейчас вспоминаю, как на одном из МКФ «Лістапад» вам вручали диплом театрального конкурса за исполнение лучшей женской роли. Как раз за Филумену... У вас была такая царственная походка и как будто немного отсутствующая улыбка...
- Ну да! Я все время сама по себе. Нет, вместе со всеми, но все равно отдельно. Я очертила круг, за который не надо заходить.
- Однако, вольно или невольно, вы себя выдаете... Вот, например, вы и не заметили, как откомментировали свою детскую фотографию с «ангельскими» кудряшками: «Я в детстве кошек любила... Подхватила лишай, после чего меня побрили наголо. На месте прежних волос выросли вот эти кудри». Ну вот, и все понятно про маленькую девочку, которая выросла, но осталась доброй, любящей братьев наших меньших, во все времена беззащитных и зависящих от человека. Такие люди, как правило, и сами достаточно ранимы и незащищены. Они ведь умеют «примерять» на себя чужие несчастья, и им вдвойне «больно жить». Я не права?..
- Наверное, правы. Но ведь актриса, не умеющая страдать - это нонсенс. Или это не актриса! А я действительно люблю животных. У меня долго жила собака, Леди. Я так любила с ней подолгу гулять, разговаривать...
- У вас есть какие-нибудь актерские странности, «чудинки»?
- Конечно. Я, например, никогда не ем перед спектаклем. На сытый желудок все притупляется, а когда человек голоден, он острее чувствует запахи, и эмоциональнее реагирует, и более нервный, что ли... В общем, я только пью кофе.
- Вы - прирожденная актриса, и тело для вас - настоящий инструмент, который нужно держать в надлежащем состоянии?
- Иначе я не могу «вывернуться» и отдать полностью все, что могу. Только в экстремальном состоянии тела душа работает с полной отдачей!
- Вы не жалуетесь на здоровье?
- Вот вы правильно сказали: я не жалуюсь. Хотя проблемы, безусловно, есть. В 2007-м году я была участницей МКФ «Золотой Витязь», он проходил в Пятигорске. Это моя родина. И мои земляки сделали мне великолепный подарок: двухнедельный отдых в санатории в моих родных местах. И меня там так подлечили... И физически, и душевно - это была такая поддержка! Заряд энергии на много-много времени вперед. Даже воспоминания об этом даре меня переполняют какой-то силой... И благодарностью, конечно.
- Вообще, подобные поступки, на мой взгляд, по своей красоте вполне могут равняться с лучшими произведениями искусства. Ведь они продиктованы только любовью! Не хочется снова говорить про наше время, чуждое сантиментов, но...
- Но чудеса еще случаются! Сейчас мне иногда кажется, что что-то мне, наверное, приснилось: так это было прекрасно. Ведь земляк - это не просто какое-то... территориальное обозначение. Но только земляки могли прочувствовать, как вовремя мне пришелся их подарок. Они подарили мне и кусочек детства, и ощущение юности - возвращение к самой себе... У меня достаточно тонкая психофизика. Я могу настроиться и восстановить в памяти все, как было. Окна нашей гостиницы выходили на то место, где находился дом моей бабушки. Его снесли и на этом месте построили гостиницу «Бештау». Я выглядывала из окна и узнавала: вот, здесь был кусочек сада, а вот сюда я козу выводила пастись... А воздух!.. В Пятигорске он горный, душистый, свежий, травный - целебный. Курорт!
- А что такое «Бештау»?
- «Беш тау» - пять гор, пять вершин.
- Очень хочется провести какую-то параллель с вашей жизнь, так и просится метафора... А вы могли бы назвать свои пять вершин?
- Первая - «Альпийская баллада», которую, кстати, там же, в окрестностях Пятигорска и снимали... Нет, пожалуй, мне не хочется выделять какие-то особые «вершины». И какие выбрать?.. Ролей у меня было много - хороших и разных. «Аннычка» - замечательный был фильм. И все, что связано у меня в жизни с этой картиной, было прекрасно. «Дорога на Рюбецаль» - там у моей героини два возраста, очень интересно было работать... И даже «Мировой парень» мог быть лучше, если бы его так не порезали. Там мог быть великолепный финал... «Христос приземлился в Гродно» («Житие и вознесение Юрася Братчика») - очень дорогая мне картина. Мою героиню звали Марина. Такая белорусская Мария Магдалина - святая и грешная. Больше грешная, конечно: церковники подослали ее к «Христу» и его друзьям как лазутчицу, а она становится апостолом Иоанном... Марина в финале сходит с ума, бредет в белой рубахе, с красным шарфом на голове, и концы этого шарфа стелются по земле, как кровавый след... Да, если говорить о каких-то моих вершинах, то Марина - одна из них, по-моему.
- Вы плотно заняты в театре?
- Нет, не очень. Играю Филумену и миссис Хиггинс в «Пигмалионе». Надеюсь, «Таланты и поклонники» еще будут идти в нашем театре, у меня там чудесная роль - Домна Пантелеевна. Театр не стоит на месте, ситуация меняется постоянно. Но я же когда-то играла и Гертруду, и Жорж Санд... Я люблю театр.
- А в кино приглашают?
- Недавно я сыграла центральную роль в интересном российском сериале «Падшая звезда», который снимал наш режиссер Александр Колбышев.
- Поделитесь впечатлениями.
- Я играла вдову писателя, звали меня Лилия Ивановна. Между прочим, на эту роль пробовалась актриса Назарова (бабушка в «Моей прекрасной няне»), но я ее «переиграла» и стала Лилией Ивановной. Она такая «душа общества», хочет, чтобы все было хорошо, чтобы все устроилось... Там речь идет о провинциальном театре, в труппу которого попадает московская знаменитость - актер Театра на Малой Бронной (я ведь сама в нем когда-то начинала!), пьющий, конечно. Вот по причине запоя он и отстает от поезда и остается в этом небольшом городе. А Лилия Ивановна пытается сделать его премьером этого провинциального театра, ей кажется, что с его приходом театр «прогремит» на всю страну, прославится... В общем, смешная такая получилась дама, но... милая, очаровательная! Я в роли купалась. Получила такое наслаждение от работы, какого давно не было. Уже озвучила, уже посмотрела, что получилось: очень смешно! Я сама хохотала, когда смотрела. Премьера, я думаю, будет где-то в мае.
- Кстати, о театре на Малой Бронной. Какими судьбами вы попали с московской сцены на «Беларусьфильм»?
- После «Альпийской баллады» меня пригласили. Я получила диплом за роль Джулии на Всесоюзном фестивале, и меня позвали в штат студии. Обещали квартиру и, кстати, выполнили свое обещание. Я тогда была замужем за оператором Виталием Николаевым...
- Но свою звездную фамилию «унаследовали» от первого мужа...
- Да, это был студенческий брак, который длился всего три месяца. Мы развелись, но диплом и все документы уже были на Румянцеву, и не было смысла менять что-то. Мой первый муж сейчас служит в театре им. А. С. Пушкина.
- Как вам удается держать форму?
- Есть комплекс упражнений, которые я делаю уже много лет. И я же была спортсменкой - чемпионкой Молдавии по настольному теннису среди юниоров. Стараюсь! Один мой друг очень давно заметил: «Люба может состариться, но растолстеть - никогда!»
- У вас очень позитивная энергетика, но мне почему-то кажется, что и слезы тоже «близко»...
- Да. Я легко плачу. Иногда жалею себя...
- Любить себя - это обязательное умение для актрисы?
- Нет! Потому что в первую очередь нужно уметь быть по отношению к себе объективной. Видеть себя как бы со стороны, отстраненно. Иначе - какая ты актриса?!.
- А возможна ли для вас какая-то иная, кроме актерства, ипостась? Я вот знаю, что вы работаете над книгой воспоминаний.
- Не совсем так. Дело в том, что я не терплю дилетантства. Пусть каждый делает то, что умеет делать хорошо! И поэтому я, уступая просьбе своей подруги, журналистки Ольги Шаталовой, надиктовала ей кое-что... из моей жизни. Если получится книга...
- Я думаю, это будет интересная книга. Есть в вас, Любовь Григорьевна, нечто запрещающее задавать нескромные вопросы. А ведь проникнуть во внутренний мир, в личную жизнь актрисы - огромный соблазн для журналиста.
- Я все-таки искренне убеждена, что главные ответы на все вопросы - в ролях.
...Недавно сыграла в спектакле «Три Жизели». Его поставил в Новом театре Александр Гарцуев по пьесе Андрея Курейчика. Это замечательный спектакль!
...Очень надеюсь, что мы с Ридом Талиповым сможем сделать очень хороший спектакль. Это французская пьеса «Голубчик», написана в 20-м году прошлого столетия, ее автор - писательница Колетт. Сначала это был роман, она переделала его в сценарий, продала для постановки в Голливуде, и фильм был снят в 1922 году, а после этого автор переделала сценарий в пьесу.
- Непростая, но успешная судьба! Это - почти прогноз успеха...
- Ее уже утвердили в Министерстве культуры, так что я надеюсь, что она состоится... Она о любви, конечно. О любви взрослой, пожилой даже женщины, к молодому мальчику. Она берет на воспитание сына своей безалаберной, беспутной подруги и влюбляется в него. Он отвечает ей взаимностью... В общем, я думаю, что в этой пьесе очень много откровений, которые перекликаются с моими мыслями и чувствами. Я думаю, что Рид Сергеевич сумеет все это «вытащить» из меня. Он способен забираться в такие глубины человеческой души, психики, сексуальности, что... голова кружится!
- Да, то ли от высоты, то ли от открывшейся бездны... Недаром его иногда называют «белорусский Виктюк».
- Мне очень интересно с ним работать. Я играла у него в спектакле «Яма» по Куприну, моим персонажем была содержательница публичного дома. И такой получился странно-пугающий образ... «Что это было?» - у меня иногда спрашивали.
- Я спектакля не видела, но могу предположить, что, скорее всего, было в этой даме нечто бисексуальное...
- Может быть! И много еще чего намешано...
- И вы, в честь юбилея, готовы еще раз ринуться в работу с Талиповым, и, пожалуй, рискнуть своим устоявшимся имиджем, творческим статусом... Браво!
- Нет, особого эпатажа, как в «Яме», не предполагается. Но я надеюсь, что это будет трагикомедия, мой любимый жанр. На стыке смешного и печального, горького и нежного, все на грани... Но торопиться мы не будем, премьеру планируем сыграть в рамках МКФ «Лістапад». Эту, по-моему, замечательную, идею подала мне коллега и председатель белорусской гильдии актеров кино Светлана Суховей.
...Хочется, чтобы все было так, как задумала автор пьесы: очень красиво, в великолепных нарядах, в изысканных декорациях. Мне один мой коллега прямо сказал: «Люба, а ты не боишься? Такое все эстетское...»
- И что вы ответили?
- А чего мне бояться? Я - актриса!..

НАША СПРАВКА
Румянцева Любовь Григорьевна (18.04.1943, Пятигорск), актриса.
Окончила ГИТИС (1964). Заслуженная артистка Республики Беларусь (1975). Профессиональные награды: диплом «За лучшее исполнение женской роли» в фильме «Альпийская баллада» на КФ в Вильнюсе (1965); приз «Золотая башня Байона» на МКФ в Пномпене (Кампучия, 1968) за роль в фильме «Аннычка» (к/ст. им. А. Довженко); приз за «Лучшее исполнение женской роли» в спектакле «Таланты и поклонники» на театральном фестивале «Маладзечанская сакавіца» в Молодечно (1998); приз «За лучшую женскую роль» («Филумена Мартурано») в театральном конкурсе МКФ «Лютапад-99».
С 1964 по 1965 - в Московском драматическом театре на Малой Бронной. С 1966 по 1975 - на к/ст. «Беларусьфильм». С 1981 - актриса Театра-студии киноактера к/ст. «Беларусьфильм». На его сцене сыграла около двадцати ролей, в том числе Веру («Утиная охота»), Наташу («Наедине со всеми»), сваху («Женитьба Бальзаминова»), Джулию («Сороковые...»), женщину («Человеческий голос»), Гертруду («Гамлет»), Жорж Санд («Лето в Ноане»), Надежду Филаретовну фон Мекк («Незримый друг»), мадам Менар («Похищение Елены»), Домну Пантелеевну («Таланты и поклонники»), Филумену Мартурано в одноим. спектакле, миссис Хиггинс («Пигмалион»).
Бел. ф.: «Альпийская баллада» (1965, Джулия), «Годен к нестроевой» (1966, Лена), «Житие и вознесение Юрася Братчика» (1966, Марина), «Десятая доля пути» (1969, Люся), «Руины стреляют» (1969, Галя), «Факир на час» (т/ф, 1972, Таня), «Великий укротитель» (1974, Лена), «Венок сонетов» (1976, актриса), «Воскресная ночь» (1976, врач), «Ясь и Янина» (1974, Анна), «Проданный смех» (т/ф, 1981, госпожа Рикерт), «Птицы без гнезд» (1996, жена президента).
О Любови Румянцевой снят док. ф. «Любовь» (2003)
.

«На экранах», № 4 (605), апрель 2008 г.
 
200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время
 
© 2008-2012 belactors.info. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.