Белорусские актеры театра и кино Люди театра и кино Интервью, рецензии Ссылки Гостевая

   Карта сайта  Для писем  На главную
• БИОГРАФИЯ

• ТЕАТР

• КИНО

• ПРЕССА

• КОММЕНТАРИИ


Если Вы заметили неточность,
если Вы располагаете
дополнительными
сведениями, напишите
администрации
или оставьте
сообщение в Гостевой.
Спасибо.
  АКТЕРЫСАЛЕКСЕЙ СЕНЧИЛО

Сенчило Алексей Георгиевич

Фото: Александр Ружечка
 Сенчило Алексей Георгиевич 
    Военно-полевой роман
     Валентин Пепеляев

Летний отпуск лучше провести на съемочной площадке

Алексей Сенчило - взрывной и темпераментный молодой актер Национального академического драматического театра им. М.Горького, как джинн из бутылки, с недавних пор вырвался из театрального застенка на большой экран. Главная роль в боевике Дениса Скворцова «Щит Отечества» добавила популярности, но вирусом «звездная болезнь» не инфицировала. Сенчило везет на учителей и режиссеров, умеющих остудить ненужный пафос: Фома Воронецкий, Валентина Еренькова, Игорь Четвериков, Александр Ефремов, Владимир Хотиненко...
Алексей работает жадно, даже заслуженный отпуск проводит на съемочной площадке. В нем нет актерства в худшем понимании этого слова. Он не морочит зрителю голову в титанических поисках «зерна роли». Сенчило естественен, не натужен и мужественен, хотя кому-то может показаться, что его типаж далек от навязываемого нынче «глянцевого» стандарта.

Детство по японской системе

- Творческую группу фильма «Щит Отечества» пригласили в Гродно на показ. Нам организовали такую встречу... Все-таки любят у нас актеров. Наверное, приятно, когда человек с экрана появляется в реальной жизни. Зрителей это забавляет. На самом деле и я такой. Был случай, мы с мамой прогуливались по Москве, зашли в салон восточной косметики, там стоял Сергей Маковецкий, который себе что-то выбирал. Я онемел просто. Знакомиться не полез, потому что постеснялся.
Страх публичности у меня есть до сих пор. Особенно после перерыва в работе. Но уже в меньшей степени. Так сложилось, что я был не очень хорошим учеником, постоянно менял школы, поэтому всегда был новеньким. Из Минска мы уехали жить в Несвиж на два года. А новенький в школе всегда находится в центре внимания, к нему повышенный интерес. Ладно когда это были начальные классы и детский коллектив, а когда старшие, где ребята по десять лет учились вместе? Надо было входить в контакт, находить с ними общие интересы. Шел тренинг уже не просто актерский, а жизненный.
Мой руководитель курса в академии Фома Сильвестрович Воронецкий, оказывается, тоже любит рисовать. Он меня предупреждал, когда узнал, что я учился в художественной школе: «Леша, не бросай это дело! Рано или поздно, в театре у тебя будут не лучшие времена. Поэтому это пригодится, чтобы спасти себя и не пойти по наклонному пути».

За железным занавесом

- В театре меня не хотели пускать на съемки фильма «Щит Отечества». Тогда еще Борис Луценко был художественным руководителем. Он выпускал «Легенду о бедном дьяволе», а я там был занят в массовке. Пришлось писать официальное письмо в театр, где было указано, что «Щит Отечества» - это госзаказ и у меня главная роль.
Так сложилась политика театра, и она проста: если ты в театре, то больше нигде. Железный занавес. Но пришло письмо, меня освободили от репетиций, я взял отпуск за свой счет. Может быть, поэтому из театра масса народу поуходило: Павел Вишняков, Андрей Кривецкий... Те, кто лет пять-шесть в театре проработал.
Ничего не хочу плохого сказать, но когда актера узнают, это ведь дополнительная реклама театру? У меня же и в дипломе написано «Актер драматического театра и кино».
Поэтому когда к нам пришел новый главный режиссер Сергей Михайлович Ковальчик, я сразу спросил: «Как вы относитесь к тому, чтобы актеры снимались в кино?» «Легко, - ответил он. - Только предупреждайте заранее, не за неделю, а хотя бы за месяц».
Сейчас мы репетируем «Женитьбу» Гоголя. Я попал на маленькую роль Старикова. У Валентины Ереньковой в спектакле взрослый состав - Сергей Чекерес, Алексей Шедько. Если бы я был занят в одной из главных ролей, это противоречило бы концепции спектакля. Сергей Чекерес по этому поводу сказал: «Леша, если бы ставили на молодежь, ты был бы Подколесиным, потому что ты - вылитый Подколесин!»
Поэтому я не расстраиваюсь. Чем хорош Стариков - появляется только в нескольких картинах. Отыграл в первом акте - и все. Тем более есть такой закон: если ты отыграл всю роль в первом акте, на поклоны можешь не выходить. Может быть, зрителя это и обижает, но мне кажется, он должен обижаться только в том случае, если актер плохо сыграет. Мало того что роль маленькая, еще и двойной состав. Мой партнер тоже снимается. Всем хорошо и никому скучать не придется. Подменим друг друга...

Три истории

- Сейчас на киностудии запускаются две госкартины и еще одна московская. Первый проект - «Днепровский рубеж» Дениса Скворцова по сценарию Алексея Дударева. Сорок первый год, оборона Могилева... Я там старший лейтенант. Начало съемок уже в июле. А еще запускает новую картину Александр Васильевич Ефремов. Полное название проекта не помню, что-то вроде «Снайперы и оружие мщения». Там я - немецкий снайпер Гюнтер.
Третий фильм под рабочим названием «Псковская миссия» будет снимать известный российский режиссер Владимир Хотиненко. У Хотиненко я - снова немец. На этот раз - Ганц. Действие сосредоточено на жизни гражданского населения на оккупированной территории.
Так сложилось, что любые съемки сегодня - это гонка. Тебе дают текст, ты идешь на площадку репетировать и сразу в кадр, все равно будет потом озвучка, можно что-то исправить. Но я помню главный урок Фомы Сильвестровича. Какой бы ни был характер, нужно не наигрывать, а играть то, что тебя самого сейчас цепляет, дергает, рвет на части. Эта честность должна быть перед зрителем. Если обманывать, это же сразу будет видно. Иначе для чего все это?
Как-то раз Фома Сильвестрович собрал наш курс после одного просмотренного спектакля и спросил: «Ну как вам?» «Три дня ходил под впечатлением!» - сказал кто-то. «А я - неделю!» - добавил следующий. А один студент встал и сказал: «Я перед спектаклем с матерью поссорился, а после спектакля пошел и помирился». «Вот, - говорит Фома Сильвестрович. - Для этого и нужен театр, а не для того, чтобы три дня ходить под впечатлением». Служить хорошему, светлому и доброму, чтобы люди становились лучше хотя бы чуть-чуть. Амбиции свои я удовлетворяю полностью, поэтому сам режиссером, как некоторые коллеги-актеры, становиться не хочу. Один раз попробовал, хотел поставить «Игроков» Гоголя, но все-таки чего-то не хватило. Один раз даже сорвался и накричал на актера. Ничего не получалось выстроить. Нет у меня такой жилки. А вот каскадером - с удовольствием. В последний съемочный день фильма Игоря Четверикова «Тень самурая» мы снимали сцену пожара. Я должен был выбегать из-за угла дома, который объят огнем. И когда раздалась команда: «Мотор!», вдруг возле меня из огнемета вспыхнул язык пламени. Это был такой драйв! Лишний раз доказал себе, что с самообладанием у меня все в порядке. Теперь хочу пойти на каскадерские курсы. Я с детства ходил в рваных штанах и со сбитыми коленками, поэтому привык к любому экстриму...

«Советская Белоруссия», № 137 (23037) от 26 июля 2008 г.
 
200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время
 
© 2008-2012 belactors.info. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.