Белорусские актеры театра и кино Люди театра и кино Интервью, рецензии Ссылки Гостевая

   Карта сайта  Для писем  На главную
• БИОГРАФИЯ

• ТЕАТР

• КИНО

• ПРЕССА

• ПУБЛИКАЦИИ

• ФОТОГРАФИИ

• ДИСКОГРАФИЯ

• КОММЕНТАРИИ


Белые города Алексея Шедько
Сайт

Если Вы заметили неточность,
если Вы располагаете
дополнительными
сведениями, напишите
администрации
или оставьте
сообщение в Гостевой.
Спасибо.
  АКТЕРЫШАЛЕКСЕЙ ШЕДЬКО

Шедько Алексей Адольфович
Фото Евгения Ковальчука
 Шедько Алексей Адольфович 
    Алексей Шедько:
    «Здесь пахнет Родиной...»

     Марина Коктыш

Я предложила одному уважаемому артисту Национального академического театра им.М.Горького поговорить о театре и о нем самом. Он без раздумий согласился. Но на следующий день буквально за час до интервью, извинившись, вдруг отменил встречу. Сказал, что сейчас не самое подходящее время для такого разговора. «У нас в театре такая нервозная обстановка, что любое интервью, даже то, которое совершенно не будет касаться политики, может пойти мне во вред», - объяснил он. На всякий случай я рассказала об этом артисту этого же театра Алексею Шедько, который согласился ответить на мои вопросы. «Я не боюсь говорить то, что думаю», - сказал Шедько.

О дискриминации
- Недавно одна моя знакомая спортсменка вернулась из Австралии, где проходил чемпионат мира по плаванию. Она рассказывала, что многих ее коллег кривит от злости, когда кто-то другой побеждает. У артистов - тоже так?
- Вообще-то в театре принято поздравлять с успехом. Но, думаю, завистники есть в любом коллективе - будь то спортивная сборная или оркестр. Знаю, что зависть всегда вызывают люди независимые. Но в театре нельзя кому-то польстить, стать угодным и таким образом двигаться по карьерной лестнице. На сцене хорошо видно, кто есть кто.
Я не могу сказать, что сейчас у нас в театре какая-то нездоровая обстановка. Просто Русский театр не стал местом, где постоянно что-то происходит, делаются капустники, что-то самостоятельно репетируется, совместно отмечаются дни рождения, как, например, иногда в некоторых других театрах. У нас люди просто приходят на спектакль, отрабатывают его и уходят.
- А как же распространенное мнение о том, что театр - это одна большая семья?
- Не знаю. Театр - это театр, а семья - это семья.
- Меня по-хорошему удивило, что на пресс-конференции по случаю гастролей в Минске артисты московского Русского молодежного театра возмутились, услышав фразу «Театра без интриг не бывает». Они сразу стали рассказывать про теплую рабочую атмосферу у них в коллективе...
- У нас в театре тоже никто ни на кого не нападает. Единственный момент был с Пашей Харланчуком («Народная воля» об этом много писала). Те, кто был против его увольнения, выступили на сборе труппы в присутствии министра культуры, его зама и других. Это были люди, от которых лично я меньше всего ожидал такого поступка. Остальные были «горой» за Пашу уже после того, как собрание закончилось. Но, несмотря на это, разгорелась очень бойкая дискуссия, артисты недвусмысленно дали понять, что они в своем большинстве на стороне Харланчука.
- Но тем не менее в суд пошли не все.
- А зачем всему театру туда ходить? Достаточно того, что пошли самые влиятельные и уважаемые. Потому что если бы я пошел в суд и стал бы там выступать, то это не помогло бы Паше. Скорее наоборот...
- В актерской среде эта история получила большой резонанс?
- Увольнение Харланчука обсуждалось достаточно долго, в том числе и у нас в театре. Хорошо уже то, что почти все выступили против дискриминации артиста - ведь это самая настоящая дискриминация! Обидно, что результат получился такой...
- Почему труппа не смогла настоять на том, чтобы Харланчука оставили в театре?
- Представьте себе - не смогла! Решение об увольнении артиста не выносилось на голосование, никто не спрашивал мнения труппы. Все просто были поставлены перед фактом. Никто не спрашивал, кто «за» и кто «против».

О политике
- Вы были первым, кто рассказал о позиции министра культуры Владимира Матвейчука, озвученной в стенах Русского театра: «Кто ЗА президента - тот в театре...»
- Наверное, министр культуры не очень хорошо подумал, прежде чем сказать такое. Эта фраза выставила его, скажем так, не с самой выгодной стороны. А если кто-то против президента - он что, безработным должен быть?
- А в Русском театре сегодня много тех, кто против?
- Я не знаю. Кто-то, может быть, и против, а кто-то придерживается нейтральной позиции - дело не в этом. При таком подходе, который озвучил министр, надо законодательно установить грань, перейдя которую, человек лишается работы - чтобы можно было себя протестировать.
- Некоторые до сих пор спрашивают: а почему труппа в знак солидарности с уволенным артистом, например, не объявила забастовку, не отказалась сыграть спектакль?
- А при чем здесь зрители? Что бы ни случилось, спектакль должен идти.
- Что Вас больше всего удивило в ситуации с Харланчуком?
- Ничего. Я приблизительно знал, чем все может закончиться. Только не думал, что это будет настолько топорно, настолько в лоб... Долго подбирали, за что уволить человека, потому что закон он не нарушил, а значит, увольнять его было не за что.
Идеологическую ситуацию в театре насильно изменить невозможно, потому что театр - это не набор сольных проектов, а коллективное творчество: ты выходишь на сцену и читаешь текст пьесы, которая официально разрешена к постановке. И потому использовать сцену как некую трибуну для протеста просто невозможно. А за пределами театра - ну мало ли кто что думает?! И потом, в Конституции написано, что каждый имеет право на работу независимо от политических взглядов и убеждений.
- Знаю, что многие артисты теперь предпочитают вообще не рассуждать о политике и не ходить на митинги - а вдруг уволят?
- Каждый человек имеет право бояться. За это нельзя осуждать. Люди любят свою работу и боятся ее потерять. Я не могу сегодня кого-то из коллег обвинить в трусости - это было бы ошибкой.
- Алексей, а чего боитесь Вы?
- Как ни странно, я тоже иногда боюсь потерять работу. Но это меня не заставит не говорить то, что я думаю. Я не хожу на митинги и ни к чему не призываю. Я просто высказываю свое мнение. И то только тогда, когда меня об этом спрашивают. А чего мне бояться? Если потеряю работу в этом театре, найду в другом. Было удивительно, что из-за увольнения Паши полетело три или четыре ведущих спектакля. И даже это никого не остановило! Если меня уволят - полетит еще пять. А кто тогда будет играть? Ведь как ни крути, но сначала существует театр и актеры, а потом уже все вокруг них, а многие думают, что наоборот. Но ведь если бы не было актеров, как бы эти этажи и комнаты получали зарплату?..

О пенсионерах
- Какая у Вас зарплата, если не секрет?
- В театре я получаю около миллиона. Но этих денег хватает только на бензин и алименты.
- Я понимаю, что до пенсии Вам еще очень далеко, но, может быть, Вы в курсе, какую пенсию получают артисты?
- Не знаю. Но моя бабушка, которая прошла войну, у нее есть боевые ордена, получает 360 тысяч. Это считается большая пенсия.
- Вы бы смогли прожить на эти деньги?
- Конечно, нет. И она не может. Этой пенсии не хватает на дорогие лекарства, не говоря уже о коммунальных платежах и возможности лечиться за деньги. Я постоянно сталкиваюсь с поликлиникой, врачами, медсестрами, домоуправлением. Запись к хирургу на две недели вперед, дозвониться в поликлинику невозможно, а если дозвонился, то тебе непременно нахамят. Мастер из ЖЭСа уже месяц не может приделать перила к лестнице в подъезде, а без них моя 91-летняя бабушка не может выйти на улицу - на лавке посидеть. Уже сколько звонили и писали - все без толку! Это просто скотство - простите, но другого слова не могу подобрать! При этом каждый год к 9 Мая бабуле присылают письмо-треугольник. Дескать, «заботимся»...
- Понятно, что среди людей преклонного возраста в Беларуси долларовых миллионеров нет. Ну а среди актеров?
- Миллионеры у нас есть, но боюсь, что актеров среди них нет. Все обеспеченные люди, наверное, возле власти где-то...
- А артистам, которые крутятся около власти, премии выписывают?
- Вы имеете в виду эстрадных «зорак»? Им, наверное, что-то перепадает. Хотя речь о том, что артист у нас что-то зарабатывает, не идет. Артисты власти нужны постольку-поскольку. Их зачастую просто используют. Ведь без вывески «За Беларусь!» многие сами по себе ничего не представляют.
- А почему Шедько не приглашают на подобные концерты - Вы же хорошо поете?
- У меня другой жанр. И я не согласился бы ни за что.
- Так уж и ни за что?
- Я не встал бы ни под какую шильду, даже если на ней будет написано «За космос!». Я считаю, что искусство вообще не должно стоять ни под какой шильдой. Иначе это не искусство.

О должностях
- Я слышала, что осенью в Русском театре должен появиться новый худрук. По-Вашему, место главрежа могут дать молодому и талантливому режиссеру?
- Может быть. Но талантливый и перспективный художник не пойдет сюда главным режиссером. Потому что эта должность сковывает, потому что ему будут говорить, что делать можно, а что - нельзя.
- Хотите сказать, что в театре есть цензура?
- Не знаю. В принципе, у нас же идут «Трехгрошовая опера», «Самоубийца», «Раскiданае гняздо». Например, в «Самоубийце» на реплику «Было бы хорошо, если бы наше правительство протянуло руки» один из героев отвечает: «Было бы еще лучше, если бы наше правительство протянуло ноги». После этой фразы зал почему-то всегда аплодирует...
- А если Вам предложат возглавить Русский театр?
- Не предложат. Потому что я не позволил бы некоторым ребятам, которые здесь делают свои постановки, переступать порог этого заведения. И некоторых артистов я бы выгнал отсюда в шею. Поэтому меня сразу сняли бы...

О премиях
- Ростислав Янковский говорит, что театру, в котором Вы служите, благоволит президент. По-Вашему, это хорошо или плохо?
- Я не знаю, как его благоволение отражается на жизни артистов.
- Вы как-то обмолвились, что сегодня белорусский театр переживает не самые лучшие времена. А какие времена переживает теперь Русский театр?
- У нас вообще искусство сейчас переживает не лучшие времена. Ситуация с Харланчуком заставляет людей задуматься о будущем. А ведь перспективы-то не видно. Денег нет, жилья нет. А на День театра нашей молодой и талантливой актрисе дают «стекляшку»! Я знаю, что они вчетвером снимают халупу в спальном районе, ей, может, на колготки не всегда хватает...
- А разве к статуэтке конверт не полагается?
- Полагается, но там сумма смешная - 270 тысяч рублей. Позор! Поэтому если этой молодой актрисе предложат зарплату и работу в другой стране, она без раздумий уедет.

О Лондоне
- Кстати, о другой стране. На днях Вы вернулись из Лондона. Подыскивали там работу?
- Нет. Я ездил туда по приглашению. Но успел посетить несколько театров. Там нет такого, что один артист играет хорошо, по двум другим видно, что они вчера были в гостях (у нас такое часто случается). И если в программке написано, что спектакль идет 2 часа 30 минут, то он длится не 2.15, а именно два с половиной часа. Там за каждым движением на сцене чувствуется такая подробность, что в спектакле неожиданно нет скучных мест. А у нас зачастую появляются персонажи и действия, которых нет в пьесе. Дескать, режиссерское решение. На мой взгляд, лучшее режиссерское решение - это то, которого не видно. Ну зачем артисту говорить монолог, стоя на голове? Ты просто скажи его так, чтобы тебе поверили...
В Лондоне я ходил на спектакль по пьесе Джона Осборна «Комедиант». Главному герою уже за 50, ему пора уходить со сцены. Но артист мюзик-холла вкладывает все средства в свое последнее шоу. Его отец, который тоже когда-то был артистом, считает, что сын уже напрасно старается. И шоу действительно близко к провалу... Пьеса о том, что время не стареет - стареем мы. И поэтому, чтобы не стать посмешищем, необходимо в нужный момент уйти...
После спектакля я думал о том, что лондонский артист уходит на пенсию, уже имея свой домик и прудик. А куда уходят наши артисты? Да в нищету! У них в лучшем случае есть двухкомнатная квартира где-нибудь в «Малиновке»...
- Может, будущее за частными театрами?
- Сегодня не так просто создать частный театр. Гастрольные удостоверения, аренда залов, непомерные налоги и отчисления - это просто грабеж! Аренда концертного зала «Минск» стоит бешеных денег! Заплатив такую аренду, нужно поднимать цену на билеты, но дорогие билеты не каждому по карману.
- Какой-то пессимистичный разговор у нас получается. Что надо сделать, чтобы разрулить ситуацию?
- Не ходить на улицу и не строить палаточные городки - это бесполезно. И не клянчить деньги у иностранных инвесторов - потому что они все равно столько, сколько надо, никогда не дадут. Надо просто работать. Хорошо делать свое дело. И говорить о том, что происходит вокруг, ведь у большинства нет доступа к объективной информации. У нас шесть каналов, где-нибудь в Мяделе - всего два. А в Лондоне - 850. Я бы хотел всех «средних» белорусов хотя бы на недельку переселить в Нью-Йорк или Лондон. Чтобы они посмотрели, какой бывает повседневная жизнь. Может, тогда что-то и поменялось бы...

О Родине
- Алексей, знаю, что пару лет назад Вы хотели уйти из Русского театра...
- Просто у меня на тот момент была слишком большая загруженность.
- Сейчас Вы получаете удовлетворение от того, что делаете?
- Мне комфортно в своих ролях. Большая редкость, когда актеру удается попасть в идеальный с его точки зрения спектакль. Наверное, тот английский артист, который играл Комедианта, тоже так думает и ему тоже не все нравится. Но там иные проблемы, там все по-другому даже пахнет...
- А чем здесь пахнет?
- Родиной...

«Народная воля», № 67-68 от 27 апреля 2007 г.
 
200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время
 
© 2008-2012 belactors.info. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.