Белорусские актеры театра и кино Люди театра и кино Интервью, рецензии Ссылки Гостевая

   Карта сайта  Для писем  На главную
• БИОГРАФИЯ

• ТЕАТР

• КИНО

• ПРЕССА

• ПУБЛИКАЦИИ

• ФОТОГРАФИИ

• ДИСКОГРАФИЯ

• КОММЕНТАРИИ


Белые города Алексея Шедько
Сайт

Если Вы заметили неточность,
если Вы располагаете
дополнительными
сведениями, напишите
администрации
или оставьте
сообщение в Гостевой.
Спасибо.
  АКТЕРЫШАЛЕКСЕЙ ШЕДЬКО

Шедько Алексей Адольфович
Фото Марины Ковалевич
 Шедько Алексей Адольфович 
    В поисках идеала
     Анна Примака

Всем известно, что музыка может лечить и успокаивать. Люди тянутся к ней в поисках прекрасного, в поисках простора для фантазии, в поисках душевного врачевания. Но за музыкой всегда стоят люди - глубокие, душевные и очень красивые. Пусть эти строки покажутся вам наивными. Но ведь в прекрасном стоит искать прекрасное и просто хорошее. Когда имеешь дело с Алексеем Шедько и группой СЕСТРА, даже прикладывать усилий не нужно. По случаю выхода их нового альбома «Надеждин пароль» корреспондент «Музыкальной газеты» провела некоторое время в обществе талантливого музыканта и актера Русского драматического театра Алексея Шедько. В итоге выяснилось, что в стане группы происходит немало хорошего, а голову Алексея посещают занятные мысли о творчестве, белорусском языке и «Фабрике звезд»...

- По традиции, вопрос о том, что нового мы можем услышать на новом альбоме.
- От предыдущих альбомов «Надеждин пароль», безусловно, отличается по качеству звучания. Потому что делали его очень ответственные люди, играли очень ответственные музыканты. В нем есть и необычные для нас произведения. Одно, например, записано с симфоническим оркестром и саранжировано Владимиром Ткаченко. Оркестр этот сборный: часть из оркестра Финберга, часть из других оркестров. Это римейк моего же собственного произведения «Белые города», которое было написано в 1991 году. Есть и несколько других сюрпризов. Довольно неожиданных, как мне кажется. Что-то сказать о том, более он или менее концептуальный - я не могу. Одно утверждаю со всей ответственностью: в «Надеждин пароль» попали очень серьезные и интересные песни. Как мне кажется, там нет ни одного случайного произведения. И потом - исполнителю всегда очень сложно говорить о своих альбомах и песнях. Субъективная оценка потом может сильно отличаться от объективной. И я не могу быть беспристрастным.
- Обычно музыканты, когда выпускают новый альбом, называют его самым лучшим...
- Это абсолютно нормальное явление! Старые альбомы забываются, а это что-то новое. Последнее дитя - самое любимое. Мне самому новый альбом пока не надоело слушать. Поэтому сейчас он для меня самый лучший.
- Записывалась СЕСТРА прежним составом?
- Никаких изменений в составе не было. Единственное - мы сейчас нигде не прописали саксофон. Не потому, что мы решили больше не работать с Игорем Лютым, - нет. Просто не было такой нужды. А в остальном музыканты те же самые. Это Костя Горячий, Кирилл Шевандо, Сергей Антишин и Александр Калиновский.
- Накануне новогодних праздников альбом был презентован. И опять ваши поклонники остались довольны замечательным концертом. В чем же секрет вашей привлекательности? Не может быть дело только в музыке. Ведь все, кто к вам приходит, отмечают незабываемую атмосферу.
- На концертах мы не только играем, но и разговариваем. Мне не хочется разбивать действие на официальную и неофициальную части. В моем представлении концерт должен быть похож на беседу. Поэтому я всегда стремился создать в зале некую кухонную обстановку. И совершенно неважно, сколько зрителей сидит в зале. Хоть две тысячи, хоть три - главное, чтобы они почувствовали доверительность. Мне кажется, что причина успеха любого нашего альбома, любой нашей презентации, кроется как раз в этом. В том, что мы не стараемся кого-то поразить. Просто посредством каких-то выразительных средств искусства мы затеваем такой разговор. Вот люди и тянутся.
- При этом ваши концерты в музыкальном отношении звучат порой интереснее ваших студийных записи. Но вы до сих пор не выпустили концертный альбом, ссылаясь на отсутствие хорошего оборудования. Доколе?
- Мы никогда об этом серьезно не думали. И даже не пытались концерты записывать. Кроме того, у нас же есть видеоверсии всякие. То есть можно кого-то организовать и выпустить это в качестве видео в формате MP4, предположим. Видеоматериала у нас много. И качество у него хорошее. Это просто нужно индустриализировать. Но я как-то не слышал ранее большого количества пожеланий, чтобы кто-то хотел видеть у себя видео- или аудиоверсию нашего концертного выступления. Мы просто боимся этим заниматься, потому что все связано с расходами. И потом - записать концертную версию альбома гораздо сложнее, чем студийную. Ведь невозможно записать концертную запись целиком так, чтобы она была достаточно чистой и удобной для восприятия. Да и нет у нас в Беларуси оборудования для того, чтобы писать хорошие концертные альбомы.
- А клипы? Их то, почему не снимаете?
- Объясню. Для того, чтобы снять хороший клип, нужно серьезное финансовое вливание. Для того, чтобы сделать плохой клип - нужен минимум затрат, но я не вижу в этом смысла. Клипы белорусских групп, которые крутятся по Первому музыкальному, некачественны. Они не несут в себе никакой режиссерской мысли, сюжет обычно примитивен или бессмысленнен. Просто набор каких-то кадров, которые сделаны на дешевом оборудовании. И создатели этих клипов стремятся только к одному - чтобы видеоряд был более-менее энергичным по темпу. Все это призвано, наверное, только отрекламировать группу. Чтобы лишний раз напомнить зрителям, что такая группа существует. У нас в этом нужды нет. Создание видеоклипов - это часть очень большой индустрии. Клип - это где-то одна сотая общей программы, которая направлена на развитие музыки той или иной группы. И одного клипа, безусловно, недостаточно. И двух, и трех. Возможно, если бы была более-менее крупная инвестиция, тогда, предположим, мы бы и сделали пару видеоклипов для того, чтобы они были одним из векторов нашего дальнейшего развития.
Для выхода на более широкий рынок и так далее. Но поскольку этого не предвидится, то нужды в видеоклипах просто нет. Да и вообще - толку то? Ну прокрутят изредка по какому-нибудь белорусскому Муз-ТВ. И что? Об этих единичных клипах все равно забудут. Лучше потратить это время на запись новых песен и альбома. Песни останутся все равно.
- Неужели вам не нужна реклама?
- Такая - нет. Нас хорошо покупают. Рекламируют тоже неплохо. По радио, в газетах и так далее. И не только в Беларуси.
- Хорошо, клипы не снимаете, концерты не записываете - а сайт официальный сделали. Зачем? У вас ведь и так все нормально.
- Благодаря сайту я могу понимать - на каком свете мы находимся. Что думают те люди, которые слушают СЕСТРУ, увлекаются ею, следят за нами. Это очень важно - вести беседу с ними, понимать, как тебя воспринимают, чего от тебя ждут. Сайт у нас существует уже третий год. Он создан целиком и полностью замечательной девушкой - Леной Москалевой. И несмотря на то, что она теперь в Америке живет, она продолжает заниматься этим сайтом. Он постоянно обновляется. Не так давно поменялась картинка. Там много информации, хороший форум...
- Почему же вы сами на форуме так редко появляетесь?
- Сейчас мы были полностью заняты альбомом. Было много с ним непонятностей связано, поэтому сказать людям наверняка я ничего не мог. Когда альбом вышел и была проведена его презентация, мы смогли появиться на сайте.
- Сейчас в Беларуси, благодаря обязательным 75 процентам отечественной музыки на радио, остро встал вопрос, что же такое вообще белорусская музыка и белорусские песни. Во всей красе проявляет себя мнение, что наши песни должны исполняться только на «роднай мове». А чем обусловлен именно ваш выбор языка?
- Я могу говорить по-белорусски, потому что пять лет изучал этот язык и литературу в театральном институте. Но воспитан я был все же на русской культуре. Мне русская литература и язык ближе. И по мне, русская литература богаче и интересней белорусской во многом. Я изучал обоих Толстых, Пушкина, Гоголя... В произведения Гоголя я вообще влюблен. Мне это просто ближе. Но это совершенно не значит, что я не люблю страну, в которой живу. Это чепуха. Я люблю Беларусь, люблю Минск, потому что я здесь родился. И это не смотря на то, что по паспорту я русский, потому что мой отец русский. А его отец был поляк, а дедушка и вовсе немец. Дело не в происхождении. По-моему, многие белорусские писатели и поэты далеки от совершенства, несмотря на то, что пишут по-белорусски.
- Русская музыка, в частности русский шоу-бизнес, вам тоже ближе?
- Меня раздражает российская «Фабрика звезд». Я хоть и не слежу за всем этим процессом, но меня раздражает, что этим проектом занято самое выгодное эфирное время. В любой европейской стране есть точно такие же проекты. Только в отличие от нашей «Фабрики звезд» там «Фабрики» имеют воспитательно-образовательный характер. Из детей не пытаются сколотить звезд и не внушают им, что это потом будет их профессия на всю жизнь. И я представляю, что происходит с этими ребятами, которые выходят из российской «Фабрики». Они постепенно начинают терять зрительский интерес. Для них это трагедия. К тому же иностранные «Фабрики звезд» идут по своему конкретному каналу, который определенно называется, например, Teen Channel.
- А как бы вы отнеслись к белорусскому аналогу «Фабрики»?
- А никак. Это хорошо пытаться найти каких-то талантливых молодых людей. Для того, чтобы, может быть, развить в них чувство сцены, ответственности, внутренней свободы. Но это не должен быть один из векторов шоу-бизнеса, на котором делают деньги, когда кто-то получает по сто тысяч, а кто-то - сто рублей. И такое длится до тех пор, пока его не выжмут совсем и не выбросят на мусорку. Я к тому же не вижу у нас достаточно продвинутых в плане современных направлений людей. Я имею в виду не музыкальное образование, а знание ситуации в этом жанре. Показателен пример, как отнеслись у нас к «Евровидению». Фестивали такого толка в Европе и Америке чуть ли не каждую неделю проходят. Но людям, которые выставили, грубо говоря, опозориться этих симпатичных девушку и молодого человека, прежде всего стоило бы потратить деньги на то, чтобы поехать на подобный фестиваль и посмотреть просто, как это бывает. Но ни мэтры наши доморощенные, ни артисты не знали, как это бывает и что нужно делать для победы.
- Какова же судьба проекта «Рок-инъекция», который вы некогда организовывали?
- Это не я его организовывал. Я придумал это название и основную идею. «Рок-инъекция» создавалась (но так и не была создана) с одной единственной целью - выявить талантливых музыкантов, группы, которые не имеют возможности как-то себя показать, в Барановичах, Бресте, Могилеве, Речице, Гомеле... Я знаю, там накопилось очень много талантов. Но они часто не имеют никакого выхода, никакого пути. И на самом деле, в жанре рок-н-ролла есть движение, которое необходимо поддержать. Проходят в своем узком кругу фестивали. Групп в каждом городе десятки. Среди них есть более известные и менее известные. Проблема в том, что происходит все это в пределах одного города, одного района. Вот для чего создавался этот проект. Его главная идея была в том, чтобы поехать и все это просто вытащить на поверхность.
- Так почему же все остановилось?
- Мы столкнулись с тем, что не смогли найти общего языка с продюсером. У меня просто есть глубокое убеждение, что если ты берешься за какое-то дело, то нужно заниматься этим проектом. Нужно ехать туда, жить там неделями по гостиницам, устраивать концерты, договариваться - все очень сложно на городских уровнях, на уровнях отделов культуры. Люди не хотят там ничего делать, к сожалению. Люди не заинтересованы в том, чтобы у них что-то происходило. Как нам сказали в одном помещении, где мы хотели выступать, - они сделают все, чтобы концертов не было. Вообще никаких. Их эта ситуация устраивает. Потому что если мы устроим здесь концерт, то зарплата у них больше не станет, но к ним придет вереница проверяющих, будут рыскать по бумагам, выискивать что-нибудь. Зачем им головная боль?.. Поэтому в таких городах, как Могилев, Гомель, практически ничего не происходит. Там даже нет театральных касс. Они не предусмотрены муниципалитетом. Потому что нечего продавать в этих кассах. Туда кроме «звезд» «Золотого шлягера» никто больше не приезжает.
- Хорошо, что в минской концертной и театральной жизни движение идет. Так в столичном Русском драматическом театре состоялась премьера интересного спектакля с Алексеем Шедько в главной роли. Не поделитесь ли своими театральными планами?
- Нашим театром была поставлена недавно «Трехгрошовая опера» (или «Опера нищих») Бертольда Брехта. Это очень интересный и противоречивый материал, практически мюзикл, потому что там очень много песен. И мне очень приятно играть в нем главную роль. В театре вообще работать очень интересно, если имеешь дело с хорошим материалом.
- А есть ли разница в том, в каком амплуа вы выходите на сцену, в качестве актера или музыканта?
- Нет. Это сцена. Это похоже на то, о чем мы говорили по поводу белорусскости и небелорусскости. На сцене может происходить все, что угодно. Это может быть драматический спектакль, а может быть рок-концерт, клоунада, цирк - все это не имеет никакого значения для артиста. Самое главное - сцена. Просто жанры разные. И важно не просто показать что-то, а дать зрителям возможность увидеть самих себя. Я стараюсь помогать людям, которые сидят в зале, в чем-то убедиться, в чем-то себя оправдать, в чем-то решить, как вообще дальше жить. Насколько я органично это делаю, настолько зритель мне верит. И не важно, на каком языке и в каком жанре.

«Музыкальная газета», март, 2005 г.
 
200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время
 
© 2008-2012 belactors.info. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.