Белорусские актеры театра и кино Люди театра и кино Интервью, рецензии Ссылки Гостевая

   Карта сайта  Для писем  На главную
• БИОГРАФИЯ

• ТЕАТР

• КИНО

• ПРЕССА

• КОММЕНТАРИИ


Если Вы заметили неточность,
если Вы располагаете
дополнительными
сведениями, напишите
администрации
или оставьте
сообщение в Гостевой.
Спасибо.
  АКТЕРЫТАЛЕКСАНДР ТКАЧЕНОК

Ткаченок Александр Леонидович  Ткаченок Александр Леонидович 
    Тысяча поклонов
     Дмитрий Копать

Недавно состоялся тысячный показ комедии режиссера Владимира Маланкина «Единственный наследник», которая является визитной карточкой Национального академического драматического театра имени М. Горького

Старец хочет жениться, а родственники ждут его смерти, чтобы прибрать к рукам наследство.
Более 35 лет роль старика Жеронта из пьесы Жана Франсуа Реньяра «Единственный наследник» исполняет народный артист Беларуси Александр Ткаченок. В этой роли он дебютировал в 24 года, а сейчас ему без малого 60.

- Александр Леонидович, как вы попали в актеры?
- В школе играл в театре Дома пионеров. На экзамене в театрально-художественный институт бойко начал читать стихи перед комиссией, в которой заседал и режиссер Владимир Маланкин. После первого тура объявили, что я провалился.
Работал на заводе холодильников, потом служил в армии. И снова пришел поступать в заветный институт. На этот раз курс набирал сам Владимир Маланкин. Когда учился на первом курсе, узнал, что именно из-за него меня и не взяли в первый раз.
- Не держали на режиссера обиду?
- Конечно, нет! Владимир Андреевич, хотя и был чрезвычайно суров, имел невероятный темперамент. Мог не только поставить на место зазнавшегося студента, но и вдохновить его. Помню, начинающая актриса играла откровенно плохо, неэмоционально. Режиссер возмутился: «Ну что у вас за кровь? Вы такая сонная... Хотите, я своей кровью с вами поделюсь?..» У Маланкина вообще было очень трудно заслужить похвалу. К тому же он всегда держал дистанцию в отношениях и называл студентов только на вы... Но порой благосклонность режиссер мог выразить очень красноречиво. Зимой специально выращивал цветы, чтобы в день премьеры преподнести актрисе, которой симпатизировал.
- Когда вы впервые увидели спектакль «Единственный наследник»?
- В 1974 году. Тогда его премьера вызвала ажиотаж в театральном мире. Я был восхищен актерским составом, а главное - самим Жеронтом - Валерием Филатовым. На четвертом курсе Владимир Маланкин вдруг подошел ко мне и сказал: «Филатова пригласили сниматься на «Мосфильм», заменишь его?» На то, чтобы выучить роль, давалась всего неделя...
Играли мы в каком-то совхозе на поле под открытым небом. В десять вечера, после дойки коров, стали собираться люди. Кто-то приходил с табуреткой, кто-то садился на траву вместе с детьми... Ужасно волновался - дебют все же! Произношу первую фразу: «Здравствуй, дорогой племянник!» Сказал и вдруг понял, что от тревоги забыл весь текст. К счастью, актер Вячеслав Солодилов стал моим суфлером и из-за ширмы подсказывал слова Жеронта.
Я и сейчас перед спектаклем волнуюсь, будь он тысячный или двадцатый. На сцене нельзя ошибаться: пьеса в стихах. Однажды очень долго гастролировали... По тексту, когда у меня забирают кошелек, говорю: «Отдай, не то вас всех отправлю на галеры!» И тут от усталости вместо «галеры» вдруг выпалил «гастроли»... Партнер по сцене долго подбирал нужную рифму, еле-еле выкрутились.
- Тысяча спектаклей в роли Жеронта... Не надоело?
- Признаюсь, в 24 года играть старика Жеронта было куда интереснее... Сейчас уже не надо думать над пластикой, характером. В пьесе моему персонажу 70 лет, по тем временам он настоящая древность. Но при этом Жеронт очень обаятельный, в каком-то смысле взбалмошный, забавный. Он дорог мне, мы больше 35 лет на одной сцене.
- А каково было чувствовать себя в 24 года стариком?
- Я человек без возраста. Еще школьником сыграл на сцене Дома пионеров старика профессора. Мне до сих пор интересен герой, который много видел и пережил. Поэтому так люблю спектакль «Единственный наследник».
Когда-то я выходил на поклон и снимал ночной колпак Жеронта, и у зрителей вырывался крик удивления. Пышная шевелюра, озорной взгляд - никто не мог поверить, что этот человек несколько минут назад был дряблым, чуть живым. Но шло время: грима становилось все меньше и меньше.
- Наверное, играя пожилых людей, часто задумывались о старости?
- Она меня никогда не пугала, хотелось прийти к ней достойно... Как-то были на гастролях в Ереване. Так повелось, что «Наследник» открывает и закрывает сезон. После тамошней премьеры вышло море статей, хвалебных рецензий, меня сравнивали с какими-то великими армянскими актерами... На последнем спектакле яблоку было негде упасть, зрители стояли даже в проходах. Я неважно себя чувствовал, но играть-то надо. По пьесе левая рука моего героя парализована, и вдруг в один момент на сцене я понял, что и в самом деле ее не чувствую. Потом отнялась вторая, ноги перестали слушаться - у меня паника! Сажусь в кресло... Хорошо, что мог говорить, спектакль продолжался. Актеры обо всем догадались и вызвали скорую. Во время антракта сделали уколы, напоили лекарствами... И я доиграл пьесу! Было очень обидно, что не мог сделать это более эмоционально. Актер - профессия, которую можно сравнить с трудом шахтера. Нам приходится затрачивать невероятное количество энергии и сил.
- Что считаете в жизни своим наследством?
- В моем роду все простые труженики... В них были заложены природная чистота, порядочность по отношению к работе, чуткость к близким и окружающим. Думаю, эти качества и есть главное наследство в жизни, и никакое золото старика Жеронта с ним не сравнится.

«Минский курьер», № 109 (1948) от 17 июня 2010 г.
 
200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время
 
© 2008-2012 belactors.info. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.