Белорусские актеры театра и кино Люди театра и кино Интервью, рецензии Ссылки Гостевая

   Карта сайта  Для писем  На главную
• БИОГРАФИЯ

• ТЕАТР

• КИНО

• ПРЕССА

• КОММЕНТАРИИ


Личная страница Александра Вергунова
Личная страница

Если Вы заметили неточность,
если Вы располагаете
дополнительными
сведениями, напишите
администрации
или оставьте
сообщение в Гостевой.
Спасибо.
  АКТЕРЫВАЛЕКСАНДР ВЕРГУНОВ

Вергунов Александр Леонидович

Вергунов Александр Леонидович

Вергунов Александр Леонидович

Фото Е. Савени, Е. Соловьевой
 Вергунов Александр Леонидович 
    Александр Вергунов:
    «Зовите меня просто Шура...»

     Елена Савеня, Елена Соловьева

Он веселый, с пронзительными голубыми глазами. Опоздал на встречу с нами всего на полминуты: «Извините, но у меня столько дел! Недавно вернулся из Красноярска, где вместе с «Христофором» выступали на фестивале юмора «Умора-2006»...
Александр Вергунов - актер, режиссер, сценарист, писатель и - оптимист, что, согласитесь, в наше время редкость. Александр Леонидович представился Шурой и в общении оказался интеллигентным, веселым и простым человеком. Он не отказался встретиться с нами, несмотря на то, что в тот день у него был юбилей - 50 лет.

- Вы такой занятой. Во сколько же должен начинаться ваш рабочий день, чтобы все успеть?
- Просыпаюсь без двадцати пять, собираюсь с мыслями, обдумываю, что надо сделать. Иногда мне говорят: «Шура, давай завтра встретимся». А я отвечаю: «Старик, где я и где завтра?» С вечера что-то планировать довольно трудно. Конечно, основные мероприятия обдумываются заранее.
- И давно вы живете по такому графику?
- Всю жизнь. Мои родители и брат - все военные в седьмом колене. Один только я не смог продолжить династию из-за проблем со здоровьем, хотя мог бы стать бравым воякой: командный голос, усы. Естественно, у меня и брата был воинский режим воспитания, и это нормально, когда встаешь вместе с солнышком. Все детство прошло в настоящей романтике, в военном городке Печи под Борисовом, а потом пять лет жил в Монголии. Я влюбился в эту страну, считаю ее второй своей малой родиной. До сих пор разговариваю и читаю по-монгольски, там у меня осталось много друзей.
Для меня самые страшные дни - когда ничего не надо делать. Это жуть! Я тогда как белый медведь в жаркую погоду. На что себя затратить? Много работать тяжело, но крайне интересно. А как по-другому состояться человеку?
- Кем вы мечтали стать в детстве?
- Как и все: или следователем, или летчиком, но главная мечта была где-то между дальнобойщиком и трактористом. До сих пор, стоит мне увидеть гусеничный трактор, прямо руки чешутся. Когда стану совсем старым (улыбается), пойду трактористом работать.
- А в какой момент решили стать актером?
- Лет в пять. В военном городке не было тогда ни телевизора, ни радио, поэтому все ходили друг к другу в гости. Так как были все свои, то двери никогда не замыкали и никто не стучался. Но однажды, когда мы с мамой были дома одни, услышали, как кто-то нагло стал стучать в дверь ногой. Мы испугались. Мама открывает: на пороге стоит соседка, ее руки заняты самоваром. Чайку попить пришла. «Шла мимо. Дай, думаю, зайду на минутку...»
Мы долго смеялись. Тогда-то я и решил стать актером. Сначала хотел поступать в эстрадно-цирковое, но оказалось, что набор там - раз в четыре года. Тогда пошел в театрально-художественный институт (ныне академия искусств). В итоге за 33 года работы у меня нет ни одной положительной роли. А ведь мечтал сыграть Аладдина, короля Лира...
- Какой вам виделась эта профессия до того, как попали в театр? И какой она оказалась?
- Я думал, все будет значительно легче. Как и все молодые, представлял, что приду с текстом - а голова отличная - выучу, и все. А что любой спектакль готовится не один месяц, что это требует больших эмоциональных и физических затрат - не знал. Это очень трудно. Не говорю уже о капризности разных режиссеров. К примеру, один из них, когда был кем-то недоволен, становился на сцене и плевал возле себя. Это означало: ему так противно, что даже говорить не хочется. И этими плевками он показывал, куда актеру нужно стать...
Сейчас мало режиссеров, которые используют потенциал актеров, все больше используют типаж. И еще. По специальности я - актер и режиссер театра драмы и кино. Но не с моим обезьяньим характером быть режиссером. Для этого нужна мудрость. А я сначала сделаю и уж потом разбираюсь...
- Где и с кем вы сейчас работаете?
- В «Христофоре», на телестудии «Око»... Там собираются очень разные и очень заинтересованные люди, которые могут предложить что-то свое. Особенно молодежь там чудесная. Под эгидой Ивана Пинигина готовится очень мудрая (со словом «романтизм») телепрограмма «Рожденный в СССР». Людям есть куда выплеснуть хорошее, часть своей жизни. В проектах «Плюс-минус», «Твой формат», где пытаются выяснить какие-то позиции, где идут разные поиски. Четко определить, чем я там занимаюсь, не могу. И режиссурой, и руководством, и сценариями. Там все многофункциональны.
- Какой, по-вашему, самый легкий способ завести врагов?
- Поступиться принципами и кого-нибудь предать. Мои друзья адекватны моему мироощущению, которое не терпит, в первую очередь, предательства, во вторую очередь - лжи, в третью - фарса.
Не принимаю неуважения к природе. Недавно ездил на рыбалку на Вилейское водохранилище и было противно: после людей остался хлам. Это хамство по отношению к природе и к делу, и к людям, которые будут потом всем этим пользоваться. Еще я не понимаю хамства по отношению к дружбе. Когда вижу негатив, отвечаю тоже негативом.
- Отношение к зрителю у вас такое же, как и к друзьям?
- Человек по сути своей за все времена не изменился. Изменилось окружение, техническое обеспечение. Иногда мы забываем, что в этом развитом мире надо более бережно пользоваться чувствами. Когда нас - актеров и режиссеров - учили, то подчеркивали, что мы - идеологи. Работаем с самыми тонкими субстанциями: интеллектом и душой. Надо быть честным по отношению к зрителям. Прав был мой педагог Владимир Андреевич Маланкин: злой человек не имеет права работать в театре...
- Как относитесь к авангарду в искусстве?
- Все поколения без исключения пытались выделиться, вести себя не так, как остальные. И в этом тоже есть рацио. Должна быть классика и что-то отличное от нее. Даже фильмы. У моего поколения - Тарковский, сейчас - Занусси. Это отличное искусство, и оно должно занимать свою нишу. Тарковского я понимаю, принимаю, люблю, ориентируюсь на него.
О вкусах в еде не спорят, о вкусах в искусстве - спорят. И у каждого есть свои приоритеты. Мои режиссеры - это Феллини, Бертолуччи, Форман. Я лучше посмотрю то, что меня эмоционально зарядит.
- Что вы можете сказать о своей кинокарьере?
- Мне везло с кинорежиссерами. К примеру, я снимался у Ивана Павлова: «Свежина с салютом», «Осенний детектив». Вот с кем комфортно. Снимался в сериале Виктора Сергеева «Призвание», где играл милиционера. Знаете, эта роль ко мне просто приклеилась.
- Бывали случаи в театре «Христофор», когда зритель, казалось бы, должен смеяться, но почему-то не смеется?
- Да, и сколько раз. Мы это называем «уходить под стук собственных копыт». Причем иной раз обидно. Есть у меня старый друг Семен Альтов. У него тонкие миниатюры. Но именно они иногда оставались не понятыми залом. Эстрада всегда отвечала общему настроению культуры в обществе. Как говорится, утром - в газете, а вечером - в куплете...
- Отличается ли белорусский зритель от российского?
- Еще как. Белорусы отличаются более глубоким восприятием. Нельзя назвать это «памяркоўнасцю» - мол, пока до них дойдет. Не-а. Белорусы воспринимают спектакли душой, а затем до мозгов доходит. Наш зритель теплее, более открыт. Это не только мое мнение. Вы у Гены Ветрова, к примеру, спросите...
- Чем вы можете гордиться помимо своей работы?
- Детьми, их у меня двое. Дочь Катя в Израиле живет и работает графиком-дизайнером, зять - конструктор на американо-израильском заводе. А внучка Света занимает в стране второе место по гимнастике среди юниоров. Сын Сергей с отличием окончил суворовское училище, сейчас работает в Кельне в сфере криминалистики.
14 апреля у меня состоялось... бракосочетание с Ириной, хотя она для меня и так жена. Просто решили устроить друг другу праздник. Праздник по поводу того, что мы живем и есть друг у друга.
- Вас часто узнают на улицах?
- Да. Это бывает по-разному - и весело, и не очень. Вот случай. Мы с Ирой идем по улице, а тут две молодые женщины подлетают ко мне, обнимают. Ира напряглась, хотя понимала: я - человек публичный. «Ты нас не узнаешь?» - спрашивают. - «Нет». - «В прошлом году у вас на концерте мы с тобой фотографировались»...
А бывают смешные узнавания. По воскресеньям на ОНТ идет передача «Прогноз погоды с Шурой Вергуновым». Однажды в Сморгони девочка лет десяти спросила: «Почему вас весь концерт звали Александром?» - «Имя такое». - «А мой дед вас называет Манюка».
- Может, расскажете интересный случай, связанный с работой?
- Подвохи мы, актеры, устраиваем друг другу постоянно. «Зеленый» спектакль - последний в сезоне. На нем во всех театрах актеры хулиганят незаметно для зрителя. Текст менять, переодеваться надоело. Я что придумал: решил сбрить усы, которые носил с 1971 года. Даже жена без усов меня никогда не видела. Во время спектакля я за кулисами сбрил их заранее приготовленной бритвой. Жалко было, но ради розыгрыша - это ж святое. Выхожу на сцену. Лицо хитрое у меня, подлое. Слышу: «Ой!» Это жена Ира меня увидела. После меня - выход Владимира Воронкова. Так он замер и убежал обратно за кулисы. Никто из артистов не мог вымолвить и слова. Я фактически сорвал вторую часть выступления...
- Как вы можете себя охарактеризовать?
- Одним словом трудно. Человек-неунывайка. Жизнелюб. У меня были две клинические смерти. Учился заново ходить. И как после этого можно не любить людей и жизнь?
- В актерстве вы уже реализовали себя?
- Нет! Я так хочу сыграть короля Лира! (Разводит руками). Все еще впереди. Где бы ни выступали: в Москве в «Аншлаге», в Гродно, в Витебске, в Поставском районе - даем гарантию один год. Всегда говорим: если что-то не понравилось - зовите, переиграем...
В писательстве уже навыки есть; у меня выходили книжки-повести, выходили сказки на основе остаточного материала на радио. Самая ценная повесть - «Катарсис»: с героем происходит ряд невероятных изменений, и это доводит его до переоценки ценностей, до сумасшествия. «Катарсис» - о добре, о любви, о необходимости дарить свою энергетику людям...
- О чем мечтаете? Что планируете?
- На телевидении пробиваются две программы. С нынешним депутатом Национального собрания, бывшим директором Купаловского театра Геннадием Давыдько - программа о наших белорусских людях, о тех, кем можно гордиться. Рабочее название: «Знай наших». Еще мечтаю в одном из театров поставить кукольный спектакль, целый концерт. Мне хочется энергию смешного и радостного перенести на сцену.
Я мечтаю о внуках. Это тоже творческий план. Земного ничего не хочу - все есть. Хочу, например, написать сценарий для фильма-комедии. В общем, планы - жить...

«Вечерний Минск» от 16 мая 2006 г.
 
200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время
 
© 2008-2012 belactors.info. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.