Белорусские актеры театра и кино Люди театра и кино Интервью, рецензии Ссылки Гостевая

   Карта сайта  Для писем  На главную
• БИОГРАФИЯ

• ТЕАТР

• КИНО

• ПРЕССА

• КОММЕНТАРИИ


Если Вы заметили неточность,
если Вы располагаете
дополнительными
сведениями, напишите
администрации
или оставьте
сообщение в Гостевой.
Спасибо.
  АКТЕРЫЖАЛЕКСАНДР ЖДАНОВИЧ

Жданович Александр Викторович  Жданович Александр Викторович 
    Два имени - одно лицо
     Анатолий Смольский

Этого человека знает в лицо, по голосу и по имени в Беларуси едва ли не каждый. Правда, у него два имени. Первое знает театральный мир (для него сцена Русского театра имени М.Горького - родная) и художники (кисть и краски для него не просто развлечение). Второе имя почти каждый вечер звучит по одному из телеканалов Беларуси. А в дни празднования 60-летия освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков он неоднократно появлялся «На безымянной высоте». Для одних это - Александр Жданович. Для всех - Маляваныч.

- «Сашка Жданович подается в артисты!» Говорят, новость для всех окружающих была шокирующей.
- Учился я средне, знаниями не блистал, особенно в точных науках. Математика и физика мне были совершенно неинтересны. Тянуло к литературе. Как всякий, в школе пописывал стихи. Вполне, впрочем, нелепые. Был ли творческий импульс? Возможно, от одного из моих дедов, которого, к сожалению, я не видел. Говорят, он был краснодеревщиком, оформлял костелы. Это - единственный корешок, связанный с искусством. О театре имел смутное представление, но, как каждый мальчишка, любил кино. Наверное, оно и толкнуло в Театрально-художественный. Сегодня думаю, что выбор был неслучайным. Случайно ничего не бывает.
- Где теперь однокурсники?
- Когда начинали учиться, нас было двадцать, выпускалось на треть меньше. Обычные студенты. Рядом были курсы из золотой молодежи - и по таланту, и по происхождению, и по амбициям. Наш же курс - простой, обычный. В театре сегодня работают единицы, кто-то - на радио и телевидении. Курс вначале вела народная артистка СССР Александра Климова. Для нее это был первый блин в театральной педагогике. Не мне судить, был ли он комом. Но на третьем курсе к нам пришел Август Милованов, внесший заряд какого-то живого задора. Его-то и считаю своим главным педагогом.
- Главный студенческий спектакль - дипломный.
- Смешно сегодня это вспоминать. Мне, безусому юнцу, пришлось в горьковских «Детях солнца» играть Протасова. Это характерная роль. Мой герой - человек немного не от мира сего. Мне же постоянно мешала приклеенная борода: чужеродная, она отвлекала, отклеивалась. Выглядел я просто смешно. Милованов сказал: «Плюнь ты на эту бороду. Долой ее». Дело было весной, в институтском дворе буйным цветом цвели одуванчики. Из них моя будущая жена сплела венок, и я водрузил его себе на голову и предстал перед курсом на репетиции. «Вот это находка!» - оценил Милованов. Так бороду Протасову заменил венок...
- Диплом в кармане и - в Русский?
- Возглавлял его тогда Валерий Маслюк, он был и на дипломном спектакле. Выбор пал на меня. Первое время было много ролей. Может быть, Маслюка привлекала моя фактура. Сразу же меня ввели на небольшую роль в спектакль «Знак беды», в свое время знаковый для театра. Роль была небольшая и совсем уж нетипичная для меня - убежденный агитатор за прелести колхозной жизни.
- Муж и папа - артист. Как это воспринимают дома?
- Не только папа, но и мама. Людмила по образованию актриса кукольного театра. Правда, сейчас отошла от сцены. Двое сыновей, одному - 16, другому - 18, к папе-артисту относятся не без иронии. Это когда-то профессия актера была окружена ореолом преклонения, сегодня интерес к ней резко упал. Артистическое безденежье не привлекает молодых. Зато постоянно вместе смотрим лучшее из мирового и российского кино. Спорим часто. Иногда принимаю их точку зрения.
- Уже и детям время выбирать профессию...
- Нынешнее поколение не похоже на нас. Как-то не думают о будущем. Казалось бы, время достаточно жесткое, требует серьезности в мыслях. А тут какая-то инфантильность, безразличие. По характеру и мировоззрению ребята ближе к гуманитариям, актерскую же профессию отрицают напрочь. Да я и сам не хотел бы видеть их актерами, не их это. Старший пробует рисовать. Говорят, получается. Но усердия маловато, слишком много времени оба отдают компьютеру.
- Много разговоров вызвал «Калигула» по пьесе Альберта Камю, где ты сыграл одновременно великого злодея и великого мученика.
- У Камю Калигула не столько историческая личность, сколько человек со своими плюсами и минусами, личность поэтическая и ранимая. Когда читал пьесу, история для меня обозначалась только какими-то названиями да именами. Остальное же близко современности. И роль интересная. Но в полной мере этот образ мне еще не удалось раскрыть. Да и у публики чувствую какую-то растерянность, даже непонимание происходящего на сцене. Такие спектакли должен смотреть подготовленный зритель.
- Как тебе в Русском театре сегодня?
- От «Знака беды» до «Калигулы» - дистанция в пятнадцать лет. Играл очень много. Были интересные работы - «Ночные карлики и Антигона», «Куриные головы», «Мастера», «Кто твой любовник, Жозефа?». А спектакль «Безумец и монахиня» Кшиштофа Ясинского вообще стал для меня этапной постановкой - автор предлагает иную театральную систему. Был и период затишья в актерской карьере. Складывалось впечатление, что я не вписался в атмосферу Русского, не всегда был удобным актером. Видимо, часто говорил то, что думал.
- Сыграна очередная роль. Изменяет ли она что-нибудь в тебе?
- Многие говорили, что после Калигулы я вырос, значительно повзрослел. Роль давалась тяжело, да и судьба спектакля была сложной. Готовили его почти два года. Иногда казалось, что зритель его никогда не увидит. Но эта длительность во многом и помогла. Всегда ходил с Калигулой в мыслях. Привык к роли и даже почувствовал в себе какие-то изменения. За полтора месяца до премьеры было нечто вроде спурта. Забросил все и вся, домашние тогда редко меня видели. Все отдавал Калигуле. Говорят, даже внешне изменился. Думаю, что и внутренне. Да, ни одна роль не проходит бесследно. Есть роли, которые берутся больше техникой, но каждая приносит много интересного. Например, готовили «Гипнотизеров» - встречался со специалистами гипноза, вникал в тонкости их работы. И еще: для каждой новой роли ищешь что-то в людях, в окружающем мире.
- Какой роли ждет актер Жданович? Что мечтает сыграть?
- Не все мечты становятся явью. Я из анализирующих актеров. В этом есть и плюсы, и минусы. Говорят, внешний и внутренний аппарат актера неотделимы, я же ощущаю в себе большое противоречие. Внешность более комедийная, а внутреннее содержание более драматическое. У меня есть что-то от Дон Кихота, который живет в выдуманном мире и не хочет видеть реальность, требующую изменений.
- А теперь - «Здравствуй, Маляваныч!»?
- Приятно, что простой актер стал какой-то знаковой фигурой. (Смеется.) Старую «Калыханку» и сам не любил, и дети мои не воспринимали. Мне она казалась какой-то примитивной. Лет семь назад предложили пойти в эту программу. Я был против, но уговорили: мол, все будет по-другому. И куклы будут новые, и новая команда, и идей полным-полно. Этим меня и купили. Правда, и новая «Калыханка» уже постарела, стала обрастать рутиной. До Маляваныча был Слаўкам-Забаўкам из «Літарынкі». Тогда это имя прилипло ко мне. Видимо, есть во мне что-то такое, что соответствует детскому восприятию. Меня узнают и взрослые, и дети. Поначалу было как-то не по себе, потом привык. Что греха таить, приятно. Актера должны знать и узнавать. А когда узнают дети, вдвойне приятно. Иногда и в жизни приходится играть Маляваныча - гаишники узнают и прощают. Один человек как-то сказал мне: «В «Калигуле» ты мечешь страсти, перевоплощаешься то в злодея, то в мученика. Поверь, это со временем забудется. Зато целое поколение будет вспоминать добрым словом Маляваныча».

«Белорусская Деловая Газета», № 1476 от 2 ноября 2004 г.
 
200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время
 
© 2008-2012 belactors.info. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.