Белорусские актеры театра и кино Люди театра и кино Интервью, рецензии Ссылки Гостевая

   Карта сайта  Для писем  На главную
• БИОГРАФИЯ

• ТЕАТР

• КИНО

• ПРЕССА

• КОММЕНТАРИИ


Неофициальный сайт Сергея Журавля
Неофициальный сайт

Если Вы заметили неточность,
если Вы располагаете
дополнительными
сведениями, напишите
администрации
или оставьте
сообщение в Гостевой.
Спасибо.
  АКТЕРЫЖСЕРГЕЙ ЖУРАВЕЛЬ

Журавель Сергей Борисович  Журавель Сергей Борисович 
    Одинокий секс-символ
    белорусского театра

     Андрей Курейчик

21 сентября Государственный молодежный театр открывает новый сезон спектаклем «Академия смеха». На этот раз праздник двойной: в театре продолжается празднование полувекового юбилея Сергея ЖУРАВЛЯ, любимца публики, сыгравшего в замечательных спектаклях «Арт», «Ужин с придурком», «Ботинки на толстой подошве», «Сальвадор Дали», «Тойбеле и ее демон» и многих других. О новом этапе жизни актера с ним беседует театральный обозреватель «Белорусской газеты».

- В каждом виде искусства - кино, живописи, музыке, есть свои «секс-символы»: очень многие ваши поклонницы и поклонники именно вас считают секс-символом белорусского театра. Как относитесь к такому почетному статусу?
- Лет десять назад одна уважаемая журналистка после спектакля «Тойбеле и ее демон» назвала меня секс-символом. Я отношусь к этому немножко скептически и таковым себя не ощущаю. Но то, что на меня больше ходит зрителей женского пола, правда. Бывает, приносят письма, открытки, подарки... Но это элемент профессии. Если артист не испытывает таких знаков внимания, то ему надо задуматься, стоит ли вообще заниматься сценической деятельностью. Но возводить это в абсолют, «звездиться», я терпеть не могу. Не люблю тусовок, всяких светских сборищ. Если женщинам нравится так меня называть, пускай называют. А кто-то, наоборот, возразит: «Да какой он секс-символ, вот Петя Иванов - да!»
- Вы упомянули спектакль «Тойбеле и ее демон», основная часть которого проходит в постели или около нее. До этого вы играли Сальвадора Дали, который тоже, мягко говоря, не чурался сексуальных тем. Как вам работается над такими ролями?
- Честно говоря, я об этом не очень задумывался. Лет десять назад мы играли спектакль «Что такое любовь?» в постановке немецкого режиссера Флахубера из Манненгеймского молодежного театра. Спектакль о том, как вообще все «это» делается, так сказать, на уровне старших классов. Как надо пользоваться презервативами, какие существуют методы предохранения, плюс ко всему там есть какой-то занимательный сюжет. Когда мы репетировали, мне иногда было неудобно, например, даже выговаривать эти слова. Думал, ну как я скажу «петтинг»... Но самое парадоксальное, нам казалось, что вот мы сыграем спектакль, Флахубер уедет, и этим все закончится. Однако в итоге мы играли спектакль очень долго. Он действительно имел грандиозный успех. Там был эпизод, когда я вызывал девушку из зала, которая хотела бы со мной поцеловаться, мне даже говорили, что я уже пол-Минска перецеловал. А потом все мы, актеры, выросли, стали «дядьками седовласыми», так что играть школьников уже как-то было неудобно.
- Есть ощущение, что в отношении эротики театр - самое пуританское из искусств. И в живописи, и в скульптуре, и в кино все великие мастера обращались и к обнаженной натуре, и к теме сексуальности, а в театре это как-то не принято. Почему?
- Вот что удивительно: в спектакле «Прикосновение», который поставил Николай Пинигин, нет обнаженной натуры, но все считают, что это, наверное, самый эротический спектакль в Минске. Потому что в нем о каких-то вещах говорится совершенно конкретно, как говорят в семье, в быту, в жизни. Кто-то скажет, что этого не должно быть на сцене, а кто-то - наоборот. Эта пьеса в Англии вызвала очень неадекватную реакцию, да и у нас в антракте люди выходили, рвали программки, говорили, что будут жаловаться. А другие признавались: «Это моя жизнь».
- Для вас этот год - юбилейный. Сначала отмечали 50-летие, 21 сентября на открытии сезона вас официально будет поздравлять театр. Как сами оцениваете этот этап в жизни?
- Я вообще человек, который редко собой бывает доволен. Вроде спросишь себя, чего тебе не хватает? Но так, наверное, устроен мой организм. Время идет, и идет так быстро... Только закрыли сезон, и уже начало нового. Значит, снова праздновать... Что-то сделано, безусловно, и та профессия, которой я занимаюсь, мне всегда нравилась. Иногда, правда, уставал, потому что слишком много на себя наваливал или само наваливалось. Но если артист востребован, значит, он должен работать. Когда я почувствую, что этого больше нет, тогда надо будет просто уйти со сцены.
- Как ваша семья оценивает ваше творчество?
- Любят.
- А если бы не стали актером, какую профессию выбрали бы?
- Это получилось само собой. Я вообще собирался поступать в иняз. Целый год готовился с репетиторами. А театральный для моих родителей - это было как-то не очень серьезно. Хотя я увлекался театром, ходил в студию Дворца профсоюзов. Иностранный язык у меня шел хорошо, мне даже сны снились на английском. Все шло к поступлению, но поскольку экзамены в театральный институт были на месяц раньше, я решил попробовать. Прошел первый тур, затем второй, третий, затем экзамены. И поступил. Нас было 25 человек. Мама мне сказала, что хотела пойти в институт и забрать мои документы. А потом на втором курсе меня взяли в ТЮЗ на роль. Вообще, на меня очень сильно повлиял мой дед, который всегда любил театр, даже собирал фотографии актеров.
- Вы много работали в антрепризах «Никола театра» и в Малом театре. В последний год прокат антрепризных спектаклей практически сошел на нет. С чем это связано?
- Мы никогда не старались сделать спектакль «на двух стульях», то есть наши спектакли не были дешевыми. Пинигин всегда долго репетировал, декорации Марголин делал скрупулезно, в основе была только качественная драматургия. Мы старались, чтобы это было искусством. У нас не было распространителей, которые бы всучивали билеты на спектакли. Все продажи шли через кассы, так что сколько зритель покупал, столько мы и зарабатывали. В последнее время издержки на прокат спектаклей значительно выросли, без спонсоров играть стало нереально. Необходимы новые спектакли, которые привлекли бы зрителей и покрыли бы убытки по старым.
- Вы остаетесь актером государственного репертуарного театра. С какими чувствами встречаете новый сезон в Молодежном театре?
- В театр пришел опытный, профессиональный режиссер и художественный руководитель (Модест Абрамов. - А.К.). Есть надежда, что с его приходом дрязги в театре отойдут в прошлое и будет организован нормальный творческий процесс.
- Расскажите немного о спектакле, которым будете праздновать свой юбилей?
- Это спектакль «Академия смеха» Коки Митани. Абрамов предложил мне неожиданный рисунок роли. Действие происходит в Японии. Я играю цензора, к которому приходит драматург... Я такого никогда не играл. На репетициях сопротивлялся, «брыкался», но Абрамов спокойно и уверенно предлагал свое. В результате получилось интересно.

«БелГазета», № 37 (454) от 20 сентября 2004 г.
 
200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время
 
© 2008-2012 belactors.info. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.