Белорусские актеры театра и кино Люди театра и кино Интервью, рецензии Ссылки Гостевая

   Карта сайта  Для писем  На главную
• БИОГРАФИЯ

• ТЕАТР

• КИНО

• ПРЕССА

• КОММЕНТАРИИ


Неофициальный сайт Сергея Журавля
Неофициальный сайт

Если Вы заметили неточность,
если Вы располагаете
дополнительными
сведениями, напишите
администрации
или оставьте
сообщение в Гостевой.
Спасибо.
  АКТЕРЫЖСЕРГЕЙ ЖУРАВЕЛЬ

Журавель Сергей Борисович  Журавель Сергей Борисович 
    Жесткий романтик Сергей Журавель
     Сергей Пепеляев

Сергей Журавель - матерый театральный волк, вернее, даже лев - с гордой осанкой и скрытой лукавинкой в больших, по-детски чистых глазах.
В беседе Сергей Борисович оказался открытым и ироничным собеседником. Качества, возможные, по-моему, только при ощущении собственной самодостаточности. На мой провокационный вопрос: «Можно ли сказать, что вторая половина вашей жизни гораздо удачнее первой в плане творческой реализации?..» Журавель растерянно заулыбался и спросил: «Сколько вам лет?» Так завязался разговор...

О юности и об оленях
- Так... Значит, вы родились в 1981 году... А я в 76-м окончил театральный институт и, будучи еще студентом, был приглашен в Театр юного зрителя на конкретную роль. Вы, наверное, в школе уже не проходили такого писателя Фадеева? Проходили?.. Ну, может быть, с точки зрения советской литературы... Так вот, есть роман «Молодая гвардия». Я играл Сережу Тюленина - одного из главных героев романа. Персонаж очень интересный: кумир всех мальчишек нашего времени. Ставил спектакль московский режиссер Павел Осипович Хомский. Сейчас он главный режиссер театра имени Моссовета. Я с институтской скамьи и попал в такие руки! В ТЮЗе я стал играть очень много. Это очень важно для артиста - сразу попасть не в массовку, а выйти на передний план. А какие режиссеры были! Владимир Салюк из «Современника», Борис Эрин, Иосиф Попов! Это была очень хорошая школа, поэтому говорить, что первая половина была хуже...
Я получил тогда премию Ленинского комсомола за спектакль «Бемби» по сказке Зальтона. Его ставил Юрий Павлович Мироненко. Он, к сожалению, погиб... Этот спектакль был совершенно неидеологический. И когда нам сказали, что можно представить какую-нибудь постановку на соискание премии, мы ответили, что это будет или «Бемби», или вообще никакой. И нам дали премию. За сказку! Удивительно просто, в те-то времена!
А потом стал организовываться Молодежный театр. Я пошел работать туда. И тогда, может быть, возникла некоторая творческая пауза - ведь нужно было начинать что-то новое. А для этого нужно время, поэтому я отошел от всех съемок. Здесь были удачные спектакли, были неудачные. Шла нормальная работа.

О Пинигине и успехе
- С Пинигиным мы были знакомы давно, еще по институту. Ездили в компании на рыбалку, хотя я сам - не рыбак, просто у меня тогда единственного из нашей компании была машина. Это было общение на уровне «привет - пока». Но однажды после спектакля он пришел ко мне в гримерку и сказал: «Давай сделаем что-нибудь вместе»... И вдруг мы узнаем, что он уезжает в БДТ в Питер!
- Это правда, что ему отказали в собственном театре?
- Не то чтобы отказали... У нас же, в принципе, никто никогда никому не отказывает. Говорят: да-да, хорошо, замечательная идея, но дело стоит на месте и не двигается с мертвой точки. И вот однажды Коля мне звонит и говорит: «Слушай, сейчас или никогда. Есть одна пьеса, называется «АРТ». Ты ее почитай и выскажи свое мнение. Это будет мой «дембельский» спектакль, потому что в Минске я со своей деятельностью завязываю». Пьеса мне показалась вполне... нормальной, но ничего сверхъестественного я в ней не увидел. Я доверял вкусу Пинигина. И мы занялись этим спектаклем...
Как сказала потом уважаемая мной Зинаида Николаевна Броварская: «Наконец я увидела настоящую школу! Никаких эффектов, только артисты, и что они умеют, то и показывают». В спектакле ведь даже музыка появляется только в конце. До последнего мы сомневались: может, это все до лампочки будет зрителю, эта странная пьеса о трех мужчинах, написанная женщиной? Но получился оглушительный успех. А потом Коля уехал, но нам не хотелось оставлять его там, в России, навсегда. Пинигин - культовая фигура для Беларуси. Поэтому я предложил одному из руководителей «Альфа-Радио» Виталию Владимировичу Твердохлебову сделать проект с Пинигиным. Ведь ни у одной радиостанции нет своего театрального проекта. Нужны были только средства. Средства нашлись. Появился «Никола-театр». Мы выпустили один спектакль, второй, третий... Теперь у нас их пять. На последний - «Ужин с придурком» сейчас просто повальная мода, я не могу знакомых своих пригласить, потому что у нас стоят в проходах. Это приятно. Там замечательно работает Витя Манаев.
Я люблю репетировать с Пинигиным, потому что его репетиции - это не столько постановка правильной интонации, хотя это, конечно, тоже, но и прежде всего разговор о жизни. Есть какие-то невидимые нити, которые объединяют нас в понимании тех или иных вещей, в понимании юмора, например. Я очень осторожно отношусь к юмору на сцене. Режиссеры редко умеют меня рассмешить, они смешат, но мне неинтересно. Я люблю юмор такого качества, как у Пинигина. Очень ироничный, мягкий, с какой-то светлой грустью... Я люблю, когда в спектаклях есть многоплановость. У меня, как у артиста в финале «Ужина...», щемит в груди. У Пинигина всегда есть эта щемящая нота грусти. Да, жизнь прекрасна! Но, к сожалению, печальна! И грустна! Потому что всегда заканчивается или потому что в ней есть масса проблем.
...В первой половине была ведь совсем другая - «советская» - жизнь! Это была молодость! Тем не менее мы не кривили душой никогда, по крайней мере, я старался.
- А сейчас приходится?
- Кривить душой? Да нет... Нет поводов. Если я вижу несправедливость по отношению к моим друзьям, я борюсь за них.

О зависти и праве голоса
- Почему у нас не любят успех?
- Что имеете в виду?
- Стоит появиться чему-то яркому, успешному, как тут же вокруг начинают плестись какие-то интриги...
- Это может быть очень длинный разговор. Так сложилось, что об искусстве могут судить все. Получается, что кто-то скажет: «А, это плохой спектакль!..» или журналист напишет: это плохой спектакль. А какое ты имеешь право говорить об этом или писать? Где критерии оценки? Нужно иметь нравственное и профессиональное право, чтобы так высказаться.
- А как его заслужить?
- Только профессионализмом. Я доверяю Пинигину. Если он скажет: Сережа, это - плохо, я ему поверю. Вообще, если говорить об успехе, то нельзя не вспомнить о страшном человеческом чувстве - зависти. Позавидовал Яго Отелло и что произошло?.. К сожалению, природа человеческая торжествует и против нее очень тяжело идти. Не скажу, что я никогда не завидую. Я иногда, когда вижу хороший спектакль... Аж дыхание спирает. Когда смотрю «Однажды в Америке», я не могу понять, как де Ниро может так играть, каким таким «местом»?!

О тусовке и самом сложном времени суток
- Я не хожу на тусовки. Раньше мы собирались, разговаривали до утра, пели под гитару Окуджаву, Высоцкого... Это было здорово. Отлично просто! Из известных ныне людей там был Леша Дударев, Тамара Горбаченко, критик... Мы пили вино, решали какие-то проблемы. У меня была однокомнатная квартира в районе Серебрянки, у Дударева - в Чижовке. За одну ночь успевали и ко мне смотаться, и к нему, а с утра на репетицию или на запись, а вечером - спектакль. И чувствовали себя все замечательно... Не было обособленности. А сейчас тусовки меня тяготят. Может быть, я их просто перерос. Да и сам дух тусовки меня не устраивает. На тусовки ходят, чтобы засветиться, показаться, договориться...
- Что беспокоит вас в современном театральном процессе?
- Не видно сегодня новых интересных имен в режиссуре. Ярких дебютов, чтобы кто-то громко зазвучал, - нет. Если говорят, что все хорошо, - это совсем не значит, что все хорошо. Есть масса внутренних вещей, которые мешают жить. Каждое утро я просыпаюсь и думаю: господи, что делать? Для меня утро - самое сложное время суток. Потом, часам к двенадцати, я включаюсь в работу, маховик начинает раскручиваться, раскручиваться, и часам к трем я смотрю на все уже достаточно оптимистично. Раньше я вставал утром, как пружина! Полетели! Может, это с годами пришло, а может, это время такое: надо быть на стреме, начеку. Поэтому я не люблю праздники и выходные. С одной стороны, можно отвлечься, отдохнуть, но потом ведь опять надо впрягаться! На второй день отпуска, в Турции, я уже начал думать о делах, и весь отпуск был испорчен. Наше поколение приучили жить завтрашним днем. Сегодня - хрен с ним, главное - что завтра.
- Вы вывели для себя формулу жизни?
- Не лгать себе и не стараться пудрить мозги окружающим.

«Советская Белоруссия», № 54 (21720) от 22 марта 2003 г.
 
200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время
 
© 2008-2012 belactors.info. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.