Белорусские актеры театра и кино Люди театра и кино Интервью, рецензии Ссылки Гостевая

   Карта сайта  Для писем  На главную
• НАШ БЛИЦ-ОПРОС

• ИНТЕРВЬЮ

• РЕЦЕНЗИИ

• СТАТЬИ, ОЧЕРКИ,
  ПОРТРЕТЫ
  РЕЦЕНЗИИ

«Шинель»
Бумажный колпак для маленького человека.
Фото Анастасии Юркевич.
    «Шинель» с короткого расстояния
     Татьяна Шеламова

Премьера в Брестском академическом театре драмы.

Наверное, это первая попытка театра поставить спектакль в жанре фантасмагории. Хотя в классическом смысле, конечно, такого жанра не существует, просто события разворачиваются в фантастическом параллельном измерении. Мистические миры, которые рисовал Гоголь и которые сложно передать на сцене, взялся осуществить режиссер Брестского академического театра драмы Тимофей Ильевский.


Волшебный мир Гоголя нельзя создать на сцене без участия зрителя. А для подобного сотрудничества нужна близость - в прямом и переносном смысле. Режиссер Тимофей Ильевский уверен, что «Шинель» можно было ставить только на малой сцене, где мельчайшие детали спектакля зритель рассматривает с короткого расстояния. Первое, на чем было интересно зацепиться глазом, - сценография Виктора Лесина. На беглый взгляд чрезвычайно лаконичная, она вместила столько интересных мыслей, что хотелось дойти до самой сути, разгадывая задумки художника. Огромный стол - замкнутый мир чиновника Башмачкина, большие решетки департамента - прозрачные, чтобы рядовой работник не ускользал от начальственного взора. Их режущий слух лязг - одна из важных тем музыкального оформления постановки.
Музыка Александра Панасюка занимает такое огромное пространство в спектакле, что о ней можно было бы говорить как о самостоятельном произведении. Скрежет и визг создают неуютное мироощущение, которое преследовало Акакия Акакиевича с самого рождения до преклонных лет. И вот он перед нами в знаковый момент своей жизни. Удивительно, как Михаил Метлицкий - артист крупной конституции - сумел «сложиться», чтобы исполнить роль «маленького человека». Впрочем, этот масштаб измеряется помыслами.
Возможно, в юности Акакий Акакиевич мечтал размашисто, но Гоголь нарисовал его в период, когда чиновник Башмачкин жил каллиграфией. И самым важным для него было красиво выводить буковки. Вдруг сама судьба заставила тихого человека нарушить обыденный ход событий и замахнуться на «событие» - приобретение новой, с воротником из куницы, шинели. Для Акакия Акакиевича это превратилось в высокую цель. Шинель заняла все его жизненное пространство, она приходила в мыслях и снах. Масштаб чиновничьей мечты Ильевский вывел в нескольких шинелях. Шинели изображают чиновников-коллег по департаменту (арт. Алексей Щербаков, Виктор Пискун, Олег Бузук, Михаил Ильич), Большая шинель (Геннадий Чуриков) встречает Башмачкина в высоком кабинете; а Белая шинель (Оксана Лойдова) остается призрачной мечтой. Недосягаемой, как абсолютное счастье.
Спектакль немногословный. И это его достоинство. Действительно, переписывая повесть Гоголя на театральный язык, нельзя увлекаться словами. А ведь это очень трудная задача для актера - играть без слов: сцена подразумевает диалоги. И очень ответственный ход постановщика - молчаливое пространство нужно заполнять режиссурой. У Ильевского пространство работает как отдельный персонаж. Здесь все не случайно - фосфоресцирующие буквы, мебель-трансформер, огромные игральные карты... Интересны безмолвные, выдуманные к спектаклю действующие лица - Кот (арт. Олег Киргинцев) и Таракан (арт. Богдан Хомик). Эти спутники одиночества в домах без любви на самом деле приобретают значение. Вот Кот занял место хозяина, а Таракан собирает крошки с его скудного завтрака - единственные души, с которыми Башмачкин может поделиться.
У такого человека не бывает счастья. Он обречен. Его стремление вырваться из заданного круга и жалко, и смешно, и трагично. Мистическая предопределенность откровенно читалась в игре Михаила Метлицкого. Наверное, потому таким долгим и медленным был путь к обретению новенькой шинели - и такой мгновенной стала ее потеря: пришли, сорвали, удалились. На первый взгляд, может показаться, что в этом кульминационном эпизоде недостаточно сильно, без глубокого содержания, зазвучала сценическая драма. Но будничность ситуации тем и хороша, что похожа на правду: беда приходит с коротким телефонным звонком тогда, когда ты строишь планы. Пять минут - и мир перевернулся.
«Шинель» считается самым загадочным произведением Гоголя. Без мистики спектакль не может существовать, он теряет гоголевский подтекст. Однако фантасмагория порой оставляла сцену. Мистическое полотно, сотканное из невидимых и неназванных нитей, либо возникает, либо нет. И здесь недостаточно задумки режиссера или находок художника. Нужна слаженность работы всего коллектива. На премьере актеры порой «выпадали» из действия или теряли так необходимое в постановке Гоголя ансамблевое напряжение. Мистика в таких условиях не выживает.
Впрочем, «Шинель» вышла на сцену впервые. И раз уж мы решили, что постановка определяет зрителя как действующее лицо, идемте в театр - честно играть свою роль.

«Вечерний Брест» от 12 февраля 2010 г.
 
200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время
 
© 2008-2012 belactors.info. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.